Судебные акты по делу о привлечении к ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, оставлены без изменения, так как факт совершения указанного правонарушения подтверждается собранными по делу доказательствами.

Постановление Челябинского областного суда от 26.08.2014 N 4а-14-607


Мировой судья: Ялымов Ю.В.

Судья: Ярыгин Г.А.


Заместитель председателя Челябинского областного суда Козлова Н.В., рассмотрев жалобу К. на постановление мирового судьи судебного участка N 5 г. Копейска Челябинской области от 28 марта 2014 года и решение судьи Копейского городского суда Челябинской области от 16 июля 2014 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении К.,


установил:

постановлением мирового судьи судебного участка N 5 г. Копейска Челябинской области от 28 марта 2014 года К. привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Копейского городского суда Челябинской области от 16 июля 2014 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В жалобе, поданной на вступившие в законную силу судебные акты, К. просит об отмене судебных решений, считая их незаконными.

Изучив материалы истребованного дела об административном правонарушении, проверив доводы жалобы, оснований для удовлетворения жалобы и отмены или изменения принятых по делу судебных постановлений не нахожу.

В силу п. 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090, водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, является административным правонарушением и влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 статьи 27.12 КоАП РФ.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475 утверждены Правила освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов (далее - Правила). Согласно пункту 2 Правил освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения подлежит водитель транспортного средства, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии опьянения.

При рассмотрении дела установлено, что 03 января 2014 года в 10 часов 30 минут около дома N 62 по ул. Ленина в г. Копейске Челябинской области К. управлял транспортным средством "***", государственный регистрационный знак ***, был остановлен сотрудниками ДПС ГИБДД, которые, выявив у данного водителя признаки опьянения (запах алкоголя изо рта, резкое изменение окраски кожных покровов лица), указанные в п. 3 Правил, предложили пройти К. освидетельствование на состояние алкогольного опьянения.

В результате освидетельствования К. на состояние алкогольного опьянения, проведенного должностными лицами ДПС ГИБДД в соответствии с требованиями пунктов 4 - 9 Правил, с использованием технического средства измерения, обеспечивающего запись результатов исследования на бумажном носителе, у К. было выявлено наличие абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе в концентрации 1,27 мг/л и установлено состояние алкогольного опьянения (л.д. 4). С результатами освидетельствования К. согласился, о чем собственноручно указал в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Поскольку при подписании акта освидетельствования К. с показаниями технического средства - 1,27 мг/л и результатом освидетельствования согласился, то оснований для направления К. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения у сотрудников ДПС ГИБДД не имелось (л.д. 4). В этом случае протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ составляется без направления водителя на медицинское освидетельствование.

Факт управления К., находившимся в состоянии алкогольного опьянения, транспортным средством подтверждается совокупностью собранных по делу об административном правонарушении доказательств, в том числе: протоколом 74 АН N 322084 об административном правонарушении от 03 января 2014 года (л.д. 4); протоколом 74 ВС N 326798 об отстранении К. от управления транспортным средством от 03 января 2014 года (л.д. 5); актом от 74 АО N 175039 освидетельствования К. на состояние алкогольного опьянения от 03 января 2014 года (л.д. 6); показаниями свидетелей А.М.М., С.А.М. и Д.А.О. (л.д. 31, 56-60, 69, 70); рапортом инспектора ГИБДД (л.д. 6); распечаткой данных программы "Статистика" с результатами исследования (л.д. 7); свидетельством о поверке средства измерения (л.д. 9) и иными материалами дела.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судьи пришли к обоснованным выводам о виновности К. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Довод жалобы К. о том, что транспортным средством он не управлял, несостоятелен.

Судьями на основе собранной совокупности доказательств сделан обоснованный вывод о том, что К. 03 января 2014 года управлял транспортным средством, находясь в состоянии алкогольного опьянения.

Оснований сомневаться в правильности выводов судей не имеется; объективных доводов, опровергающих указанные выводы, заявителем не приведено.

Согласно рапорту и показаниям свидетеля А.М.М. в начале января в 2014 года он находился на дежурстве и заметил автомобиль "***", подъехавший к зданию УВД г. Копейска. Подойдя к автомобилю, А.М.М. попросил водителя, которым оказался К., предоставить документы, в ходе беседы у водителя наблюдались признаки алкогольного опьянения - запах алкоголя изо рта, резкое изменение окраски кожных покровов лица, в связи с чем К. было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, в результате которого у К. было установлено состояние алкогольного опьянения. При этом, К. факт управления транспортным средством не отрицал, с результатами исследования согласился. По факту правонарушения К. пояснил сотруднику ГИБДД, что накануне употреблял спиртные напитки, но в связи с необходимостью приехал на работу, виновность в совершенном правонарушении не оспаривал (л.д. 6, 31, 56-60).

Аналогичные по содержанию показания даны свидетелями С.А.М. и Д.А.О. (л.д. 69-70).

Оснований для оговора К. свидетелями из материалов дела не усматривается, показания свидетелей получены с соблюдением требований ст. 17.9 КоАП РФ, последовательны и не противоречат другим материалам дела, в связи с чем обоснованно приняты судьями в качестве доказательства вины К.

Согласно видеозаписи применения к К. мер обеспечения производства по делу, исследованной в судебном заседании, К. на вопрос сотрудника полиции подтвердил факт управления им транспортным средством.

Из материалов дела следует, что меры обеспечения производства по делу (отстранение от управления транспортным средством, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения) были применены к К. именно как к водителю транспортного средства, при этом каких-либо замечаний или возражений относительно данного обстоятельства К. в протоколе об отстранении от управления транспортным средством, в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения не указал, подписал указанные документы без замечаний.

Версия, изложенная К. при рассмотрении дела, о том, что транспортным средством он не управлял, а стоял у припаркованного ранее им автомобиля, объективными данными не подтверждена и является способом реализации К. его права на защиту.

Показания свидетеля Л.А.Ф. не опровергают установленных по делу обстоятельств, поскольку Л.А.Ф. очевидцем событий, при которых в отношении К. составлен административный материал, не являлся и в период его отсутствия К. мог управлять транспортным средством.

Доводы жалобы о том, что сотрудниками ГИБДД К. и понятым не разъяснены Правила освидетельствования; ссылка на то, что сотрудниками ГИБДД нарушена процедура освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, в том числе п. 6 Правил, и оформления материалов по делу об административном правонарушении, что, со слов К., подтверждается видеозаписью, приобщенной к материалам дела, несостоятельны.

Освидетельствование К. было проведено с помощью технического средства - Lion Alkometr SD-400, тип которого внесен в государственный реестр утвержденных типов средств измерений, разрешен к применению Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, которое имеет заводской номер 069338 D, дата последней поверки прибора 05 июня 2013 года, о чем указано в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения от 03 января 2014 года (л.д. 4).

Акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения получен с соблюдением требований ст. 27.12 КоАП РФ и Правил освидетельствования, подписан понятыми, удостоверившими таким образом достоверность внесенных в этот акт сведений, и обоснованно принят в качестве доказательства виновности К. в совершении вменяемого ему административного правонарушения.

Согласно акту освидетельствования на состояние алкогольного опьянения в результате проведенного исследования содержание абсолютного этилового спирта в выдыхаемом у К. воздухе составило 1,27 мг/л.

В материалы дела представлен бумажный носитель с записью результатов исследования; результат теста совпадает с показаниями прибора, отраженными в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения - 1,27 мг/л (л.д. 5). Распечатка данных о результатах исследования подписана должностным лицом ГИБДД и заверена печатью административного органа.

Таким образом, при проведении освидетельствования на состояние алкогольного опьянения сотрудники ГИБДД использовали разрешенное, исправное техническое средство, которое прошло поверку. В связи с этим оснований сомневаться в достоверности полученных при освидетельствовании результатов и сведений, отраженных в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, не имеется. Акт освидетельствования получил надлежащую оценку, что отражено в судебных постановлениях.

К. был проинформирован о порядке освидетельствования, применения технического средства измерения, дате последней поверки прибора; в акте освидетельствования на состояние опьянения имеется подпись К. и сведения о его согласии с результатами проведенного освидетельствования. Замечаний на порядок составления данного акта от К. не поступало.

Указанные обстоятельства подтверждаются также показаниями свидетеля А.М.М., который пояснил, что при проведении освидетельствования на состояние алкогольного опьянения в отношении К. А.М.М. разъяснил сущность процедуры, а также предъявил для ознакомления понятым и К. техническое средство измерения (л.д. 56-60).

Видеозапись применения к К. мер обеспечения производства по делу подтверждает указанные обстоятельства и, в частности то, что освидетельствование К. на состояние алкогольного опьянения проведено в присутствии двух понятых, которым так же как и К. разъяснены суть происходящих событий, показания прибора - 1, 27 мг/л озвучены и предъявлены должностным лицом для обозрения понятым и К., возражений или замечаний относительного процедуры и результатов проведенного исследования понятыми и К. не сделано.

Доводы жалобы о том, что при проведении освидетельствования К. мундштук не менялся, ничем не подтверждены и не могут быть приняты во внимание.

Нарушений п. 6 Правил при проведении освидетельствования К. на состояние алкогольного опьянения не установлено. Оснований полагать, что водитель К. не был проинформирован о порядке освидетельствования с применением технического средства измерения, стерильности мундштука, целостности клейма государственного поверителя, наличии свидетельства о поверке, у судей не имелось.

Утверждение заявителя о том, что в состоянии алкогольного опьянения он не находился, а лишь принял спиртосодержащий лекарственный препарат, не исключает виновность К. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, поскольку ПДД РФ запрещают прием лекарственных препаратов, вызывающих состояние опьянения.

Ссылка заявителя на то, что понятым не разъяснялись их права, подлежит отклонению, поскольку в протоколе об отстранении от управления транспортным средством имеются подписи понятых, подтверждающие разъяснение им прав и обязанностей, предусмотренных ст. 25.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Имеющиеся в материалах дела доказательства, каждое из которых обладает признаками относимости, допустимости и достоверности, в своей совокупности явились достаточными для полного, всестороннего и объективного рассмотрения дела, а также для обоснованного вывода о доказанности вины К. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Нарушений процессуальных норм при рассмотрении дела об административном правонарушении и вынесении постановления по делу об административном правонарушении не допущено.

Протокол об административном правонарушении составлен в соответствии с положениями ст. 28.2 КоАП РФ, в нем указаны все сведения необходимые для рассмотрения дела. Права, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ и статьей 25.1 КоАП РФ, К. разъяснены, о чем свидетельствует его подпись в протоколе, в связи с чем доводы жалобы об обратном несостоятельны. Копия протокола вручена К. в установленном законом порядке (л.д. 2).

В ходе рассмотрения данного дела об административном правонарушении мировым судьей требования статей 24.1, 26.1 КоАП РФ выполнены.

Довод жалобы о необоснованном отказе мирового судьи в удовлетворении ходатайства К. о направлении дела для рассмотрения по существу по месту его фактического проживания, несостоятелен.

Данное ходатайство рассмотрено мировым судьей в соответствии с требованиями статьи 24.4 КоАП РФ и определением от 29 января 2014 года оставлено без удовлетворения (л.д. 24).

Основанием для отказа в удовлетворении указанного ходатайства послужило то обстоятельство, что в ходатайстве о рассмотрении дела по месту жительства К. указал адрес места своего жительства, отличный от того, который он указывал при составлении протокола об административном правонарушении и других документов. Доказательств смены К. места жительства с ходатайством мировому судье не представил.

Кроме того, следует принимать во внимание и то обстоятельство, что 11, 19, 26 февраля и 07 марта 2014 года К. явился в суд для участия в судебных заседаниях, что указывает на имевшуюся у него возможность явиться на рассмотрение дела мировым судьей судебного участка N 5 г. Копейска Челябинской области.

При таких обстоятельствах не согласиться с определением мирового судьи об отказе в удовлетворении ходатайства о рассмотрении дела по месту жительства оснований не имеется. Положения ст. 47 Конституции РФ при рассмотрении дела не нарушены.

В постановлении мирового судьи по делу об административном правонарушении содержатся все сведения, предусмотренные ст. 29.10 КоАП РФ, отражено событие правонарушения, квалификация деяния, приведены обстоятельства, установленные при рассмотрении дела, доказательства исследованные в судебном заседании, содержится мотивированное решение по делу.

Постановление о назначении К. административного наказания за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, вынесено мировым судьей в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ для данной категории дел.

При назначении К. административного наказания мировым судьей требования статей 3.1, 3.5, 3.8, 4.1 - 4.3 КоАП РФ соблюдены. Наказание назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, является обоснованным и справедливым.

Довод жалобы о том, что судьей городского суда Коротковских Д.В. не разъяснены его процессуальные права, безоснователен.

Материалами дела подтверждается, что процессуальные права К. были неоднократно разъяснены.

В соответствии с содержанием протокола судебного заседания и подписки о разъяснении прав лицу, привлекаемому к административной ответственности, судьей городского суда К. были разъяснены права, предусмотренные ст. ст. 24.2, 25.1 КоАП РФ, о чем имеется его роспись. Как следует из материалов дела, в судебном заседании Коротковских Д.В. пользовался предоставленными ему ст. 25.1 КоАП РФ правами, заявлял ходатайства, представлял доказательства, давал объяснения по делу.

При рассмотрении дела и его пересмотре по жалобе судьей городского суда К. участвовал в судебных заседаниях, воспользовался помощью защитника, который обосновывал позицию К. по делу, таким образом, К. не был лишен возможности реально защищать свои права и законные интересы. Нарушений гарантированных Конституцией РФ и ст. 25.1 КоАП РФ прав, в том числе права на защиту, не усматривается. Доводы жалобы об обратном несостоятельны. Нарушений принципов презумпции невиновности и законности, закрепленных в ст. ст. 1.5, 1.6 КоАП РФ, при рассмотрении дела также не допущено.

Ссылка в жалобе на необоснованный отказ судьи городского суда в удовлетворении ходатайства К. о вызове в судебное заседание свидетелей несостоятельна и не является основанием для отмены судебных решений.

Для вынесения законного и обоснованного решения необходимо, чтобы совокупность имеющихся в материалах дела доказательств была достаточна для подтверждения юридически значимых обстоятельств. Нарушения указанного принципа судьями не допущено. Отсутствие в материалах дела показаний свидетелей не повлияло на полное, всестороннее, объективное выяснение обстоятельств дела.

При рассмотрении жалобы К. на постановление мирового судьи судьей городского суда дело проверено в соответствии с ч. 3 ст. 30.6 КоАП РФ, исследованы все представленные в материалы дела доказательства. В решении судьей дана объективная оценка всем доводам жалобы.

Доводы жалобы заявителя не содержат правовых аргументов, ставящих под сомнение законность и обоснованность обжалуемых судебных актов, поскольку направлены на переоценку установленных по делу обстоятельств и имеющихся в деле доказательств, которые были исследованы судебными инстанциями при рассмотрении дела и жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, и получили надлежащую правовую оценку, соответствующую требованиям ст. 26.11 КоАП РФ.

Обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, предусмотренных ст. 24.5 КоАП РФ, не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13 - 30.18 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,


постановил:

постановление мирового судьи судебного участка N 5 г. Копейска Челябинской области от 28 марта 2014 года и решение судьи Копейского городского суда Челябинской области от 16 июля 2014 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении К. без изменения, жалобу К. - без удовлетворения.