В удовлетворении исковых требований о защите прав потребителей отказано правомерно, поскольку оснований для признания недействительным пункта договора о предоставлении кредита на потребительские цели не имеется, поскольку указанный договор, равно как и договор об оказании услуг в рамках программы добровольного страхования, заключены сторонами добровольно на основании их свободного волеизъявления, нормам действующего законодательства не противоречат.

Апелляционное определение Ярославского областного суда от 01.09.2014 по делу N 33-5070


Судья Рыбина Н.С.


Судебная коллегия по гражданским делам Ярославского областного суда в составе: председательствующего судьи Маньковой Е.Н.

судей Кузьминой О.Ю., Федотовой Н.П.

при секретаре М.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ярославле 01 сентября 2014 года

гражданское дело по апелляционной жалобе А.

на решение Ленинского районного суда г. Ярославля от 19 июня 2014 г., которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований А. к ОАО "Промсвязьбанк" о защите прав потребителей отказать.

Заслушав доклад судьи Маньковой Е.Н., выслушав возражения представителя ОАО "Промсвязьбанк" по доверенности М.Я. на апелляционную жалобу, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия


установила:

А. обратилась в суд с иском к ОАО "Промсвязьбанк" о защите прав потребителей.

В обоснование иска указано, что 27.11.2013 г. А. обратилась в дополнительный офис Ярославского филиала ОАО "Промсвязьбанк" за получением потребительского кредита в сумме <...> рублей. При оформлении кредита менеджер по работе с клиентами ввел истицу в заблуждение, сказав, что страхование по кредиту является обязательным, без которого не оформят кредит, в связи с чем А. оформила указанную страховку, и в результате получила не требуемую сумму, а только <...> рублей. В дальнейшем истице стало известно, что оформление страховки было необязательным, в связи с чем обратилась в банк к с претензией, содержащей просьбу исключить сумму страховки из суммы кредита, ответа на данную претензию истица до сих пор не получила.

А. с учетом уточнений от 18.06.2014 г. (л.д. 4-6, 119-121) просила признать недействительным пункт 1.10 договора о предоставлении кредита на потребительские цели N, заключенного между ОАО "Промсвязьбанк" и А., согласно которому в случае заключения договора А. поручает банку в дату заключения кредитного договора перечислить со счета денежные средства в размере, равном сумме комиссионного вознаграждения, указанного в заявлении на заключение договора об оказании услуг в рамках программы добровольного страхования "Защита заемщика" N от 27.11.2013 г., на счет, указанный в этом заявлении на заключение договора об оказании услуг в рамках Программы добровольного страхования "Защита заемщика". Кроме того, истица просила взыскать с ответчика в свою пользу денежные средства в размере <...> рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере <...> рублей, компенсацию морального вреда в размере <...> рублей и штраф в размере 50% от присужденной суммы за отказ в удовлетворении требования потребителя в добровольном порядке.

Судом постановлено указанное выше решение, с которым не согласна истица.

В апелляционной жалобе ставится вопрос об отмене решения как незаконного и необоснованного, и принятии по делу нового решения об удовлетворении иска. Доводы жалобы сводятся к несоответствию выводов суда, изложенных в решении, фактическим обстоятельствам дела.

Проверив законность и обоснованность решения суда с учетом доводов апелляционной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия считает, что жалоба не содержит оснований для отмены решения и подлежит оставлению без удовлетворения.

Выводы суда об отказе в удовлетворении исковых требований А. и мотивы, изложенные в решении, являются правильными, соответствуют фактическим обстоятельствам, которые суд правильно установил на основе надлежащей оценки совокупности доказательств. Судом при разрешении спора правильно применены положения статей 1, 168, 329, 421, 423, 431, 972 Гражданского кодекса РФ, статьи 16 Закона РФ от 07.02.1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей".

Отказывая в удовлетворении иска А., суд правомерно исходил из того, что оснований для признания недействительным пункта 1.10 договора о предоставлении кредита на потребительские цели N от 27.11.2013 г. не имеется, поскольку указанный договор, равно как и договор об оказании услуг в рамках Программы добровольного страхования "Защита заемщика" N от 27.11.2013 г. заключены сторонами добровольно, на основании их свободного волеизъявления, нормам действующего законодательства не противоречат. Ввиду отказа в удовлетворении основного требования истицы о признании недействительным пункта 1.10 кредитного договора, правовых оснований для удовлетворения производных от него требований о взыскании суммы комиссии, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда и штрафа также не имеется.

С указанными выводами суда, мотивами, изложенными в решении суда, и применением при разрешении спора норм материального права судебная коллегия соглашается и считает их правильными. Обстоятельства, имеющие значение для дела, судом определены правильно и при рассмотрении дела тщательно и всесторонне исследованы, доказательствам дана надлежащая оценка, и правовых оснований для вмешательства в данную судом оценку у судебной коллегии не имеется.

Как следует из заявления истицы на заключение договора об оказании услуг в рамках Программы добровольного страхования "Защита заемщика" от 27.11.2013 г. (л.д. 42-43), договор страхования заключается по инициативе А.; заключение договора осуществляется ею на добровольной основе и не влияет на принятие банком решения о заключении с истицей кредитного договора и осуществление банком прав и обязанностей по нему; истице известно, что она вправе самостоятельно, без уплаты комиссии предоставить все необходимые документы и заключить договор страхования в отношении своей жизни и (или) здоровья со страховщиком или с любой иной страховой организацией по своему выбору. Согласно указанному заявлению истица на момент его подачи ознакомлена с Правилами страхования, размером комиссии по договору и размером страховой суммы по договору страхования; поручает банку без своего дополнительного распоряжения (согласия) списать со счета в дату заключения кредитного договора сумму собственных денежных средств в размере <...> рублей в счет уплаты комиссии по договору оказания услуг.

С учетом изложенного, а также на основании оценки всех собранных по делу доказательств в совокупности, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что воля истицы в отношении оспариваемого условия договора (пункт 1.10 договора о предоставлении кредита на потребительские цели N от 27.11.2013 г.) была определенно и прямо выражена в заявлении; договор об оказании услуг от 27.11.2013 г. заключен сторонами в соответствии со статьей 421 ГК РФ на основании их свободного волеизъявления. Доказательств того, что одним из обязательных условий заключения кредитного договора являлось заключение договора страхования, в том числе договора страхования именно с Организация1 и не лично истицей, а путем заключения возмездного договора об оказании услуг с банком, А. не представлено.

В судебном заседании суда первой инстанции 10.06.2014 г. (л.д. 108-112) и в своей апелляционной жалобе (л.д. 154-156) истица подтвердила, что кредитный договор и договор об оказании услуг в рамках Программы добровольного страхования "Защита заемщика" от 27.11.2013 г. заключила добровольно.

Доводы апелляционной жалобы истицы о том, что, несмотря на добровольное подписание всех документов, о возможности отказа от страховки и праве выбора другой страховой компании она не знала, т.к. не могла ознакомиться с Правилами "Программы добровольного страхования "Защита заемщика" несостоятельны, противоречат содержанию заявлений истицы от 27.11.2013 г. о заключении договора о предоставлении кредита и договора об оказании услуг в рамках Программы добровольного страхования.

Ссылка истицы на то обстоятельство, что стоимость услуг банка в рамках Программы добровольного страхования "Защита заемщика" в несколько раз превышает стоимость страховой премии по договору страхования, правового значения для разрешения настоящего спора не имеет. Истица имела право и возможность заключить договор страхования своей жизни и (или) здоровья лично и с любой выбранной ею страховой компанией. Однако, А. добровольно и по своему усмотрению заключила с банком отдельный возмездный договор об оказании услуг в рамках программы добровольного страхования, с размером страховой суммы по договору страхования и размером комиссии банка по договору оказания услуг, как следует из заявления от 27.11.2013 г., была ознакомлена и согласна. Указанный договор об оказании услуг в силу положений пункта 3 статьи 423 ГК РФ, статьи 972 ГК РФ, а также согласно условиям данного договора является возмездным, в связи с чем банк имел право на получение отдельного вознаграждения (комиссии) за выполнение обязанностей по нему, размер комиссии сторонами был согласован, истице известен и она в момент заключения договора против этого не возражала.

Нормы материального права применены судом правильно.

Процессуальных нарушений, влекущих отмену решения, судом не допущено.

Доводы апелляционной жалобы фактически повторяют позицию А., озвученную ею в суде первой инстанции в обоснование заявленных требований, данные доводы являлись предметом разбирательства в суде первой инстанции, были тщательно и всесторонне исследованы, судом им дана надлежащая правовая оценка.

Доводы апелляционной жалобы истицы фактически направлены на переоценку выводов суда, однако оснований для этого у судебной коллегии не имеется.

В целом апелляционная жалоба не содержит оснований для отмены решения суда, в связи с чем по изложенным выше мотивам подлежит оставлению без удовлетворения.

Руководствуясь статьей 328 ГПК РФ, судебная коллегия


определила:

Апелляционную жалобу А. на решение Ленинского районного суда г. Ярославля от 19 июня 2014 г. оставить без удовлетворения.