Иск о компенсации морального вреда удовлетворен в части заявленной суммы, так как установлено, что вред здоровью истца причинен виновными действиями работника ответчика, в связи с чем на ответчика как владельца источника повышенной опасности и работодателя лица, виновного в причинении вреда, возложена обязанность по возмещению указанного вреда.

Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 25.08.2014 по делу N 33-8174/014


Судья: Горбачева Е.В.


Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе:

председательствующего судьи: Прилуцкой Л.А.,

судей: Елисеевой А.Л., Маркатюк Г.В.,

с участием прокурора: Воротынской О.О.,

при секретаре: П.,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Елисеевой А.Л.,

гражданское дело по иску А. к К.А.Э. о компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе К.А.Э.,

на решение Свердловского районного суда г. Красноярска от 04.06.2014 года, которым постановлено:

"Исковые требования А. к К.А.Э. о компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с К.А.Э. в пользу А. в счет компенсации морального вреда 70000 рублей, расходы на оплату услуг представителя - 9500 рублей, возврат государственной пошлины - 200 рублей, за удостоверение доверенности - 1000 рублей".

Заслушав докладчика, судебная коллегия


установила:

А. обратилась в суд с иском (с учетом уточненных требований) к К.А.Э. о взыскании компенсации морального вреда на сумму 100000 рублей, возврата государственной пошлины - 200 рублей, расходов за услуги представителя - 9500 рублей, за составление нотариальной доверенности - 1000 рублей. Свои требования истица мотивировала тем, что 13.06.2013 года около 5.30 утра она ехала в автобусе ПАЗ-32054, N по маршруту N, под управлением Т., принадлежащем ИП К.А.Э. На остановке "<данные изъяты>" в районе <адрес>, водитель Т. в нарушение п. 10.1 ПДД РФ, столкнулся в автобусом ПАЗ-4234, гN, стоявшим на остановке, который в последующем столкнулся с автобусом МАЗ-103476, N, также находившимся на остановке "<данные изъяты> В результате виновных действий водителя Т., она упала в автобусе и ей был причинен вред средней степени тяжести - была получена травма правого плечевого сустава в виде <данные изъяты>. 16.10.2013 года Октябрьским районным судом г. Красноярска было вынесено постановление о признании Т. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ и назначено наказание в виде лишения права управления транспортным средством на срок 1 год 6 месяцев. Поскольку в результате ДТП она испытала сильный страх за свою жизнь, в момент столкновения испытала сильную физическую боль, которая по настоящее время продолжается в виде ограниченного движения правой руки, сопровождающегося постоянными болями как в дневное, так и в ночное время, что приводит к нестабильному эмоциональному состоянию и упадку настроения, бессоннице, в связи с чем, она была вынуждена обратиться в суд с данным иском.

Судом постановлено вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе К.А.Э. просит решение суда отменить, как незаконное, в связи с не правильным применением норм материального права. Указывает на то, что он является ненадлежащим ответчиком по данному делу, поскольку его ответственность, как перевозчика была застрахована, падение в транспорте является страховым случаем, следовательно, А. имеет право на обращение в страховую компанию за выплатой страхового возмещения, в соответствии с нормами Федерального закона от 14.06.2012 года N 67-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке возмещения такого вреда, причиненного при перевозках пассажиров метрополитеном".

По смыслу ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах лицо само определяет объем своих прав и обязанностей в гражданском процессе. Лицо, определив свои права, реализует их по своему усмотрению. Распоряжение своими правами является одним из основополагающих принципов судопроизводства. Поэтому неявка лица, извещенного в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела, является его волеизъявлением, свидетельствующим об отказе от реализации своего права на непосредственное участие в судебном разбирательстве.

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда, руководствуясь ст. ст. 167, 327 ГПК РФ, признала возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся сторон: К.А.Э., третьих лиц: Т., Д.Б.,С., З., представителей ОАО СК "Альянс", МП г. Красноярска "КПАТП N 5", ООО "Круиз", надлежащим образом извещенных о рассмотрении данного дела и не сообщивших суду об уважительности неявки в суд.

Проверив материалы дела, решение суда, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав возражения А., ее представителя - Д.К. (по доверенности от 05.12.2013 года), заключение прокурора Воротынской О.О., полагавшей решение суда необходимым оставить без изменения, судебная коллегия не находит правовых оснований для отмены принятого судом решения.

Разрешая заявленные требования, суд 1-й инстанции, дав надлежащую оценку предоставленным сторонами доказательствам, доводам и возражениям сторон, правильно применив нормы материального права, обоснованно пришел к выводу о необходимости взыскания с ответчика в пользу А. денежной компенсации морального вреда на сумму 70000 руб., поскольку вред здоровью истицы причинен виновными действиями работника ИП К.А.Э., в связи с чем, суд обоснованно, руководствуясь положениями статьи 1068 ГК РФ возложил обязанность по возмещению причиненного вреда на ответчика как на владельца источника повышенной опасности и работодателя лица, виновного в причинении вреда (Т.).

Судом обоснованно было установлено, что 13.06.2013 года во время движения автобуса ПАЗ-32054, N, по маршруту N по <адрес> в г. Красноярске водитель Т. применил экстренное торможение во избежание столкновения с автомашиной ПАЗ-4234, N под управлением С. В результате торможения, находящаяся в салоне автобуса ПАЗ-32054, пассажирка А. получила телесные повреждения, которые характеризуются как вред здоровью.

На момент ДТП автомобиль ПАЗ-32054, N принадлежал ИП К.А.Э.; водитель Т. состоял с ИП К.А.Э. в трудовых отношениях, находился при исполнении служебных обязанностей, что подтверждено трудовым договором N от 26.04.2013 года. Гражданская ответственность ответчика на момент ДТП была застрахована в ОАО СК "<данные изъяты>" (договор ВВВ N от 01.09.2012 года). При этом, ответственность перевозчика К.А.А. по договору от 29.03.2013 года N N была застрахована в ОАО СК "Альянс".

По постановлению Октябрьского районного суда г. Красноярска от 16.10.2013 года (вступившему в законную силу), водитель Т. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ, ему было назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 1 год 6 месяцев.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы N, проведенной 13.08.2013 года ГБУЗ "<данные изъяты>" по определению суда от 07.11.2013 года, следует, что в результате произошедшего 13.06.2013 года ДТП у А. (<дата> г.р.) при обращении за медицинской помощью имелась травма <данные изъяты>, которые могли возникнуть от воздействия твердого тупого предмета (предметов) или при ударе о таковой (таковые), в том числе при ударе о внутренние части в салоне движущегося транспортного средства. Данные телесные повреждения повлекли за собой временную нетрудоспособность продолжительностью более 21 дня, что согласно пункту 7.1 раздела II приказа МЗ и СР РФ 194н от 24.04.2008 г. отнесено к критерию, характеризующему квалифицирующий признак длительного расстройства здоровья. По указанному признаку согласно правилам "Определения тяжести вреда, причиненного здоровью человека", квалифицируется как вред здоровью СРЕДНЕЙ тяжести.

Взыскивая с ответчика в пользу А. денежную компенсацию морального вреда на сумму 70000 руб., судом правомерно были приняты во внимание: степень причиненного виновными действиями работника Т. вреда здоровью истицы, характер физических и нравственных страданий потерпевшей, требования разумности, а также длительный период нахождения А. на лечении, ее возврат (41 год).

Судебная коллегия не может принять во внимание доводы апелляционной жалобы о возложении гражданской ответственности перевозчика К.А.Э. в силу закона на страховщика - ОАО СК "Альянс", поскольку данные доводы основаны на неверном толковании норм материального права.

Из договора обязательного страхования гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров от 29.03.2013 года, заключенному между ОАО СК "Альянс" и ИП К.А.Э., и действующему в период получения истцом телесных повреждений, следует, что имущественные интересы страхователя, связанные с его ответственностью по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью, имуществу потерпевшего (выгодоприобретателя) в результате наступления страхового случая при осуществлении страхователем застрахованной деятельности являются объектом страхования.

Таким образом, отношения между перевозчиком ИП К.А.Э. (страхователь) и ООО СК "Альянс" (страховщик) регулируются, в том числе, Федеральным законом от 14.06.2012 года N 67-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке возмещения такого вреда, причиненного при перевозках пассажиров метрополитеном".

Согласно ч. 1 ст. 2 указанного ФЗ предусмотрено, что правоотношения по обязательному страхованию гражданской ответственности при перевозках пассажиров и багажа урегулированы ГК РФ, Законом N 67-ФЗ, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними подзаконными нормативными правовыми актами федерального уровня. В ст. 3 ГК РФ предусмотрено, что в соответствии с Конституцией РФ (ст. 71) гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации. Данное положение означает, что ни субъекты РФ, ни органы управления муниципальных образований не вправе принимать свои законы или подзаконные нормативные правовые акты, регулирующие правоотношения, устанавливаемые комментируемым Законом. Гражданское законодательство состоит из ГК РФ и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов. Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РФ. Закон N 67-ФЗ принят в соответствии с требованиями ст. 935 ГК РФ, предусматривающей возможность принятия федеральных законов, которыми на определенные категории граждан, юридических лиц, индивидуальных предпринимателей может быть наложена обязанность по заключению договора страхования в случае риска наступления определенного вида страхового случая. Нормы данного Закона не могут противоречить ГК РФ в той части, в которой ГК РФ регулирует правоотношения по обязательному страхованию, страхованию гражданской ответственности в случае причинения вреда жизни и здоровью людей, имуществу пассажиров.

В Гражданском кодексе РФ в положениях об обязательствах страхования (глава 48 ГК РФ), ст. 927 ГК РФ, предусмотрено, что страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком). Также ст. 927 ГК РФ говорит о двух основных видах гражданских обязательств по страхованию: обязательном и добровольном. Комментируемый Закон дополняет перечень федерального законодательства, предусматривающий обязательное страхование различных рисков. В ст. 935 ГК РФ урегулированы общие положения о видах обязательного страхования, в ч. 1 ст. 935 ГК РФ предусмотрено, что законом на указанных в нем лиц может быть возложена обязанность страховать: 1) жизнь, здоровье или имущество других определенных в законе лиц на случай причинения вреда их жизни, здоровью или имуществу; 2) риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц или нарушения договоров с другими лицами.

Закон N 67-ФЗ регулирует два вида гражданско-правовых обязательств:

- обязательства по обязательному страхованию гражданской ответственности за вред жизни, здоровью и имуществу пассажира;

- обязательства компенсации вреда, причиненного жизни, здоровью и имуществу пассажира при перевозках на метрополитене.

Это два различных вида гражданско-правовых обязательств, между собой они не связаны и не являются однородными. Если обязательства по обязательному страхованию гражданской ответственности за причинение вреда жизни, здоровью и имуществу пассажиров отчасти урегулированы главой 48 ГК РФ (положения об обязательстве страхования), то гражданско-правовое обязательство по возмещению вреда жизни и здоровью пассажиру на метрополитене отчасти урегулировано главой 59 ГК РФ (положение об обязательстве, возникшем вследствие причинения вреда). Различие данных правоотношений между собой состоит и в том, что страховое обязательство возникает на основании письменного заключенного договора, а обязательство из причинения вреда возникает в силу закона, на основании самого факта причинения вреда, без предварительного заключения договора.

Таким образом, доводы апелляционной жалобы о том, что А. должна была по правилам главы 59 ГК РФ доказать, что размер причиненного ей вреда превышает размер полученного ею страхового возмещения, не основано на положениях указанного выше Закона N 67-ФЗ, поскольку данная глава ГК регулирует гражданско-правовые обязательства по возмещению вреда жизни и здоровью.

Причинение морального вреда не страхуется в силу правовых норм вышеуказанного ФЗ N 67-ФЗ, но в любом случае пострадавшие и иные выгодоприобретатели имеют право на компенсацию морального вреда. Ее размер определяется в зависимости от степени серьезности повреждений вреда здоровью. Действующее законодательство оставляет вопрос о размере компенсации морального вреда на усмотрение суда. Поэтому в данном вопросе можно отметить, что выгодоприобретатели имеют право требовать компенсации морального вреда и дополнительного возмещения вреда с перевозчика по правилам главы 48 ГК РФ.

Таким образом, доводы К.А.Э. о возложении обязанности по оплате компенсации морального вреда на страховую компанию, основаны на неверном толкования Федерального Закона от 14.06.2012 года N 67-ФЗ.

Иные доводы апелляционной жалобы о незаконности решения суда несостоятельны, поскольку выводы суда в данной части решения подробно мотивированы, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и требованиям закона, в связи с чем, не могут служить основанием для отмены решения суда, поскольку фактически сводятся к переоценке доказательств, которые являлись предметом тщательного исследования и проверки судом первой инстанции и обоснованно им отклонены. Процессуальных нарушений, влекущих отмену постановленного судом решения, судебной коллегией не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328 - 329 ГПК РФ, судебная коллегия


определила:

Решение Свердловского районного суда г. Красноярска от 04.06.2014 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу К.А.Э. - без удовлетворения.