Иск о прекращении действия права управления транспортными средствами удовлетворен, поскольку установлено, что ответчик состоит на учете в наркологическом диспансере, привлекался к ответственности за появление в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения, то есть наличие у ответчика водительского удостоверения создает угрозу жизни и здоровью участников дорожного движения, нарушает их права на безопасность дорожного движения. Доказательств снятия с учета в материалах дела

Апелляционное определение Омского областного суда от 27.08.2014 по делу N 33-5380/2014


Председательствующий: Лозовая Ж.А.


Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе:

председательствующего: Крицкой О.В.

судей Омского областного суда: Полыги В.А., Кутыревой О.М.

с участием прокурора Маркович О.С.

при секретаре: К.

рассмотрела в судебном заседании 27 августа 2014 года

дело по апелляционной жалобе Ч. на решение Ленинского районного суда г. Омска от 16 июня 2014 года, которым постановлено:

"Исковые требования прокурора Ленинского административного округа г. Омска в интересах неопределенного круга лиц к Ч. удовлетворить.

Прекратить действие права управления транспортными средствами Ч., <...>., урож. <...> Омской области.

Взыскать с Ч., <...>., урож. <...> Омской области, государственную пошлину в бюджет г. Омска в размере <...>.

Решение суда направить в МЭО ГИБДД полиции УМВД России по Омской области для исполнения".

Заслушав доклад судьи Крицкой О.В., судебная коллегия


установила:

Прокурор ЛАО г. Омска в интересах неопределенного круга лиц обратился к Ч. с требованием о прекращении действия права управления транспортными средствами, указав, что 02.12.2009 г. отделом ГИБДД по г. Омску Ч. выдано водительское удостоверение <...>.

В то же время с 10 ноября 2008 г. ответчик состоит на учете в БУЗОО "Наркологический диспансер" с заболеванием, противопоказанным к осуществлению деятельности, связанной с источником повышенной опасности, в том числе, управлению автотранспортными средствами.

В связи с установленными обстоятельствами, просил прекратить действие права управления транспортными средствами Ч.

В судебном заседании помощник прокурора Ленинского АО г. Омска Лементовская Е.В. заявленные требования поддержала.

Ч. заявленные требования не признал, пояснил, что действительно проходил лечение в наркологическом диспансере, однако не знал, что поставлен на учет и не имеет право управлять транспортными средствами. С 2008 года он наркологический кабинет не посещал, но доказательства тому, что он снят с учета, отсутствуют.

Представители третьих лиц - МЭО ГИБДД УМВД России по Омской области, Бюджетного учреждения здравоохранения Омской области "Наркологический диспансер" в судебное заседание не явились.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе Ч. просит решение суда отменить, ссылаясь на нарушение судом норм процессуального права, неправильное определение обстоятельств, имеющих существенное значение для дела. Указывает, что судом не рассмотрено его ходатайство о назначении экспертизы по вопросу ремиссии его заболевания и влияния этого заболевания на возможность управления транспортными средствами. Судом не учтено, что он не знал о том, что поставлен на учет, постановка на учет без добровольного согласия противоречит действующему законодательству.

В возражениях на апелляционную жалобу прокурор ЛАО г. Омска Демьяненко К.В. просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения, ссылаясь на необоснованность доводов апеллянта.

Изучив апелляционную жалобу и материалы дела, выслушав Ч., его представителя, поддержавших доводы жалобы, заключение прокурора отдела прокуратуры Омской области Маркович О.С., судебная коллегия не находит оснований к удовлетворению доводов жалобы.

В соответствии с абзацем 9 статьи 5 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" обеспечение безопасности дорожного движения осуществляется посредством, в том числе, проведения комплекса мероприятий по медицинскому обеспечению безопасности дорожного движения.

Согласно частям 1 и 2 статьи 23 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" медицинское обеспечение безопасности дорожного движения заключается в обязательном медицинском освидетельствовании и переосвидетельствовании кандидатов в водители и водителей транспортных средств, проведении предрейсовых, послерейсовых и текущих медицинских осмотров водителей транспортных средств, оказании медицинской помощи пострадавшим в дорожно-транспортных происшествиях, обучении участников дорожного движения, должностных лиц органов внутренних дел Российской Федерации и других специализированных подразделений, а также населения приемам оказания первой помощи лицам, пострадавшим в дорожно-транспортных происшествиях.

Целью обязательного медицинского освидетельствования и переосвидетельствования является определение у водителей транспортных средств и кандидатов в водители медицинских противопоказаний или ограничений к водительской деятельности.

Постановлением Правительства РФ от 28.04.1993 N 377 утвержден Перечень медицинских противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности, согласно которому противопоказанием к управлению транспортными средствами являются, в том числе, эпилепсия и синкопальные состояния (выраженные формы пограничных расстройств рассматриваются в каждом случае индивидуально), а дополнительными противопоказаниями являются алкоголизм, наркомания, токсикомания.

Пунктом 1 статьи 27 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" право на управление транспортными средствами предоставляется гражданам, сдавшим квалификационные экзамены, при условиях, перечисленных в статье 25 настоящего Федерального закона.

В силу части 1 статьи 28 указанного Федерального закона основаниями прекращения действия права на управление транспортными средствами являются:

истечение установленного срока действия водительского удостоверения;

ухудшение здоровья водителя, препятствующее безопасному управлению транспортными средствами, подтвержденное медицинским заключением;

лишение права на управление транспортными средствами.

Из системного толкования вышеприведенных норм закона следует, что установление у гражданина наличия прямого противопоказания к управлению транспортными средствами, безусловно свидетельствует о наличии непосредственной угрозы для безопасности дорожного движения, пресечение которой необходимо для реализации основных принципов Федерального Закона "О безопасности дорожного движения" и направлено на обеспечение охраны жизни, здоровья и имущества граждан, защиты их прав и законных интересов, а также защиты интересов общества и государства в области дорожного движения.

При установлении факта прямого запрета к управлению гражданином транспортными средствами продолжение действия права управления транспортными средствами противоречит основным принципам законодательства о безопасности дорожного движения, а потому такая деятельность подлежит прекращению.

Судом установлено, что 02.12.2009 г. Ч. выдано водительское удостоверение категории <...> серия <...> сроком действия до 02.12.2019 г. Медицинское освидетельствование Ч. прошел в Городской поликлинике N 6, доказательств тому, что он получил соответствующее заключение специалистов наркологического диспансера нет.

В то же время из ответа БУЗОО "Наркологический диспансер" от 09.06.2014 г. следует, что Ч. наблюдается в диспансере с 10.11.2008 г. с диагнозом: "<...>".

В 2012 году ответчик привлекался к ответственности по ст. 20.21 КоАП РФ за появление в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения.

Поскольку зависимость от алкоголя влияет на способность человека руководить своими действиями, может привести к расстройствам поведения, может послужить причиной совершения дорожно-транспортных происшествий с тяжкими последствиями, то наличие у Ч. водительского удостоверения создает угрозу жизни и здоровью участников дорожного движения, нарушает их права на безопасность дорожного движения, в связи с чем, суд первой инстанции правомерно удовлетворил требования прокурора.

В соответствии с Инструкцией о порядке диспансерного учета больных хроническим алкоголизмом, наркоманиями, токсикоманиями и профилактического наблюдения лиц, злоупотребляющих алкоголем, замеченных в немедицинском потреблении наркотических и других одурманивающих средств без клинических проявлений заболеваний, утвержденной Приказом Минздрава СССР от 12 сентября 1988 г. N 704 "О сроках диспансерного наблюдения больных алкоголизмом, наркоманиями и токсикоманиями" диспансерному учету и динамическому наблюдению в амбулаторных наркологических учреждениях (подразделениях) подлежат все лица, которым установлен диагноз хронический алкоголизм за исключением лиц, обращающихся за наркологической помощью в кабинеты (отделения) для анонимного лечения больных алкоголизмом и хозрасчетные наркологические амбулатории (кабинеты), за которыми организуется профилактическое наблюдение.

При установлении диагноза хронического алкоголизма больные в обязательном порядке предупреждаются о социально-правовых аспектах, связанных с наличием наркологических заболеваний (ограничения на определенные виды трудовой деятельности, возможность принудительного лечения и т.д.).

В то же время отсутствие такого предупреждения не является основанием к отказу в иске о прекращении действия права управления транспортными средствами.

Ответчик, в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ, не доказал, что противопоказания к управлению транспортными средствами у него отсутствуют. Ходатайство о проведении соответствующей экспертизы им заявлено не было, доводы апеллянта об обратном опровергаются материалами дела.

Ссылка Ч. на постановку на учет у врача-нарколога без его согласия, для разрешения заявленного требования правового значения не имеет

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о законности и обоснованности решения суда первой инстанции.

Руководствуясь ст. ст. 328, 330 ГПК РФ, судебная коллегия


определила:

Решение Ленинского районного суда г. Омска от 16 июня 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Ч. - без удовлетворения.