Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующим постановления Орловского областного Совета народных депутатов от 21.02.2003 N 13/241-ОС О постановке на государственную охрану местной категории памятников истории и культуры области в части включения здания центра детского творчества в Список памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране (категория охраны местная), о признании недействующим решения Малого совета Орловского областного Совета народных депутатов

Решение Орловского областного суда от 30.05.2014 по делу N 3-4/2014


Орловский областной суд в составе

председательствующего судьи Склярука С.А.,

с участием прокурора Капустянской Г.В.,

при секретаре К.А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению К.Т.В. о признании недействующим в части постановления Орловского областного Совета народных депутатов от <...> "О постановке на государственную охрану местной категории памятников истории и культуры области", о признании недействующим в части решения малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов от <...> "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области", исключении здания из списка памятников истории и культуры,


установил:

К.Т.В. обратилась в Орловский областной суд с заявлением о признании недействующим постановления Орловского областного Совета народных депутатов от <...> "О постановке на государственную охрану местной категории памятников истории и культуры области" в части включения здания центра детского творчества, расположенного по адресу: <...>

В обоснование заявленных требований указывала, что с <...> ей на праве собственности принадлежит двухэтажное нежилое здание - центр детского творчества, общей площадью <...> расположенное по адресу: <...> которое является памятником истории местного (муниципального) значения на основании Постановления Орловского областного Совета народных депутатов <...>.

Ссылалась на то, что вышеуказанное Постановление было принято с нарушением процедуры, предусмотренной Федеральным законом от 25.06.2002 N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации", поскольку при принятии решения о включении в список памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране, в отношении принадлежащего ей в настоящее время здания центра детского творчества, не была проведена историко-культурная экспертиза, а также отсутствовали необходимые для принятия такого решения документы, предусмотренных статьей 17 указанного Федерального закона.

Полагала, что данное Постановление фактически утратило свою силу на основании Постановления Орловского областного Совета народных депутатов от <...> "О признании утратившими силу некоторых постановлений Орловского областного Совета народных депутатов".

Также ссылалась, на то, что Постановлением Орловского областного Совета народных депутатов от <...> нарушаются ее права собственника вышеуказанного здания, так как оно требует реконструкции, для выполнения которой ей необходимо понести дополнительные расходы на проведение государственной историко-культурной экспертизы и привлечение к работам по реконструкции здания только организаций и индивидуальных предпринимателей, имеющих соответствующие лицензии.

Просила суд признать недействующим постановление Орловского областного Совета народных депутатов от <...> "О постановке на государственную охрану местной категории памятников истории и культуры области" в части включения здания центра детского творчества, расположенного по адресу: <...>, в список памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране, местной категории.

При рассмотрении настоящего дела представитель К.Т.В. по доверенности З.О.С. заявила дополнительные требования о признании недействующим в части решения малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов <...> "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области", в обоснование которых указала, что заявительнице стало известно о том, что данным решением принадлежащее ей здание центра детского творчества также было принято на государственную охрану местной категории в составе расположенного в <...> ансамбля бывшей усадьбы XIX века - главный дом.

Полагала, что указанное решение в этой части было принято с нарушением требований действовавших в тот период времени Закона РСФСР от 15.12.1978 "Об охране и использовании памятников истории и культуры" и подзаконных нормативных актов, так как в нарушение содержащихся в них требований в отношении принадлежащего в настоящее время К.Т.В. здания не было организовано проведение экспертизы с целью подтверждения исторической или культурной ценности данного объекта, а также не были составлены необходимые учетные документы.

С учетом последующего уточнения дополнительно заявленных требований просила суд признать недействующим решения малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов от <...> "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области" в части включения в список памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране (категория охраны местная), главного дома ансамбля бывшей усадьбы XIX века, расположенной в деревне <...>, и исключить из списка памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране (категория охраны местная), здания, расположенного по адресу: <...>.

Определением суда от <...> указанные выше дополнительно заявленные требования представителя К.Т.В. были приняты к производству в рамках настоящего гражданского дела.

В судебное заседание К.Т.В., будучи надлежаще извещенной о времени и месте рассмотрения дела, не явилась, о причинах своей неявки суд не уведомила, ходатайство об отложении судебного разбирательства не заявляла, в связи с чем судом в соответствии с положениями части 3 статьи 167 ГПК РФ гражданское дело рассмотрено в отсутствии заявителя.

Представители К.Т.В. по доверенностям З.О.С., К.В.Л. заявленные требования поддержали в полном объеме по изложенным выше основаниям.

Представитель заинтересованного лица - Орловского областного Совета народных депутатов по доверенности М.Ю.Н. возражал против удовлетворения заявленных К.Т.В. требований, ссылаясь на то, что оспариваемые нормативно-правовые акты приняты Орловским областным Советом народных депутатов в пределах полномочий и с соблюдением действовавшего в тот период порядка принятия на государственную охрану памятников истории и культуры.

Полагал, что не изготовление в последующем всех необходимых учетных документов по вышеуказанному объекту само по себе не может являться основанием для признания оспариваемых нормативно-правовых актов недействующими.

Представитель заинтересованного лица - Управления культуры и архивного дела Орловской области по доверенности Д.П.В. по тем же основаниям возражал против удовлетворения заявления К.Т.В.

Представитель заинтересованного лица - администрации Лошаковского сельского поселения Орловского района Орловской области по доверенности А.М.А. по вопросу удовлетворения заявленных К.Т.В. требований полагалась на усмотрение суда.

Представитель заинтересованного лица - администрации Орловского района Орловской области в судебное заседание не явился. От данного заинтересованного лица в суд поступило заявление с ходатайством о рассмотрении дела в отсутствии его представителя, в связи с удовлетворением данного ходатайства гражданское дело в соответствии с положениями части 3 статьи 167 ГПК РФ рассмотрено судом в отсутствии представителя администрации Орловского района Орловской области.

Суд, выслушав объяснения сторон, исследовав письменные доказательства, имеющиеся в материалах настоящего гражданского дела, заслушав заключение прокурора Капустянской Г.В., полагавшей необходимым в удовлетворении заявления отказать, приходит к выводу об отсутствии оснований к удовлетворению рассматриваемого заявления, ввиду следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 251 ГПК РФ гражданин, организация, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица нарушаются их права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, а также прокурор в пределах своей компетенции вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части.

Как установлено при рассмотрении дела, К.Т.В. принадлежит на праве собственности объект недвижимости - здание центра детского творчества, назначение: нежилое здание, общей площадью <...> кв.м., расположенное по адресу: <...>, что подтверждается копией свидетельства о государственной регистрации права от 5.05.2012 г. (т. 1 л. д. 15)

Указанный объект недвижимости был приобретен заявительницей в собственность по договору купли-продажи здания и земельного участка, заключенному 5.04.2012 г. с К.В.Л.

При этом как следует из пункта 1 вышеуказанного договора купли-продажи, при приобретении данного здания К.Т.В. была уведомлена продавцом о том, что приобретаемый ею объект недвижимости имеет статус охраняемого государством памятника истории и культуры, обременен охранным обязательством, в связи с чем приняла на себя ряд обязательств по надлежащему использованию и сохранению данного объекта, перечисленные в подпунктах 1 - 20 пункта 1 договора. (т. 1 л. д. 16 - 18)

Из адресной справки, выданной 16.04.2014 г. главой администрации Лошаковского сельского поселения Орловского района Орловской области, следует, что прежний адрес вышеуказанного объекта недвижимости: <...> (т. 1 л. д. 155)

<...> малым Советом Орловского областного Совета народных депутатов принято решение N <...>"О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области" (т. 1, л. д. 103 - 106).

Данное решение принято в соответствии с пунктом 15 статьи 45 Закона РФ от 05 марта 1992 года N 2449-1 "О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации", согласно которому к ведению краевого, областного Совета относится объявление находящихся на территории края, области природных и иных объектов, имеющих историческую, экологическую, культурную и научную ценность, охраняемыми памятниками истории, природы и культуры.

В соответствии со статьей 4 Закона РСФСР от 05 декабря 1991 года N 1985-1 "О некоторых вопросах правового регулирования деятельности краевых, областных Советов народных депутатов" малый Совет осуществлял все полномочия краевого, областного Совета народных депутатов в период между его сессиями.

Согласно протоколу заседания малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов от <...> <...>, на котором было принято решение о принятии на государственную охрану местной категории памятников истории и культуры области, из 23 членов малого <...> на заседании присутствовали 17, то есть более половины (т. 2, л. д. 67 - 71).

Таким образом, решение малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов N <...> от <...> "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области" принято в пределах полномочий данного органа.

Данный нормативный правовой акт был принят до вступления в силу Конституции Российской Федерации, установившей в части 3 статьи 15 правило о том, что любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

При этом указание на обязательность опубликования в официальном издании изданных ранее нормативных правовых актов в данной конституционной норме отсутствует.

Это обстоятельство позволяет суду прийти к выводу о том, что вышеуказанный нормативный правовой акт является действующим с момента принятия.

В приложении N 2 к указанному решению малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов содержится Список памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране местной категории, где под номером 367 в разделе "Памятники архитектуры" указан "Ансамбль бывшей усадьбы XIX века", расположенный в деревне <...>. В составе данного архитектурного ансамбля указан "главный дом", имеющий на момент принятия вышеуказанного решения современное использование в качестве "дома пионеров".

При этом судом установлено, что вышеуказанное здание "главного дома" усадьбы и принадлежащее заявительнице здание детского творчества, это один и тот же объект.

Данное обстоятельство подтверждается имеющимися в материалах дела письменными доказательствами, в том числе техническим паспортом центра детского творчества, представленными стороной заявительницы фотографиями данного здания, фотографией дома детского творчества Некрасовской школы-интерната, опубликованной в издании "Орел - Орловское полесье. Путеводитель по экскурсионному маршруту" (авторы <...>, <...>), хранящимися в Управлении культуры и архивного дела <...> материалами, отражающими фрагменты фасада данного здания и его поэтажные планы, относящимися к 1990 году, а также это обстоятельство не оспаривалось при рассмотрении дела представителями К.Т.В. (т. 1 л. д. 144 - 150, 234 - 251, т. 2 л. д. 12, 74)

Согласно пункту "д" части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации охрана памятников истории и культуры находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (часть 2 статьи 76 Конституции Российской Федерации).

Специальным федеральным законом, регулирующим отношения в сфере государственной охраны памятников истории и культуры народов Российской Федерации, является Федеральный закон от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации".

В соответствии с частью 3 статьи 64 указанного Федерального закона памятники истории и культуры местного значения, принятые на государственную охрану в соответствии с Законом РСФСР "Об охране и использовании памятников истории и культуры", подлежат отнесению к объектам культурного наследия регионального значения, включенным в реестр, за исключением случаев отнесения указанных памятников истории и культуры к объектам исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, с последующей регистрацией данных объектов в реестре в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона.

На момент принятия оспариваемого заявительницей решения малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов действовал Закон РСФСР от 15 декабря 1978 года (в редакции Указа Президиума ВС РСФСР от 18.01.1985) "Об охране и использовании памятников истории и культуры".

Статьей 18 данного Закона РСФСР предусматривалось, что отнесение недвижимых памятников истории и культуры к категории памятников местного значения производилось Советами Министров автономных республик, исполнительными комитетами краевых, областных, Московского и Ленинградского городских Советов народных депутатов по согласованию с Министерством культуры РСФСР.

Как пояснял при рассмотрении дела представитель Управления культуры и архивного дела Орловской области, соответствующее согласование с Министерством культуры РСФСР по вопросу отнесения указанных в приложении N <...> к оспариваемому заявительницей решению малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов объектов фактически производилось. В частности, на согласование данного вопроса указывалось в письме Министерства культуры РСФСР от 20.11.1991 N 165. Однако данное письмо в настоящее время утрачено, поскольку распоряжением председателя Коллегии администрации <...> <...> было ликвидировано без правопреемства Государственное учреждение Орловской области "Научно-производственный центр по охране и использованию памятников истории и культуры", осуществлявшее в период принятия оспариваемого Решения функции по организации и выполнению работ по выявлению, обследованию и научному документированию памятников истории и культуры, а также по разработке, согласованию и утверждению списков памятников. Фонды данного учреждения не были в связи с этим обстоятельством в полном объеме переданы в Управление культуры области и областной архив.

Данные объяснения представителя заинтересованного лица подтверждается собранными по делу письменными доказательствами. Так в ходе рассмотрения дела суду был представлен хранящийся в архивных фондах Управления культуры и архивного дела Орловской области "Список вновь выявленных объектов Орловской области, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность". На данном архивном документе имеется отметка о том, что он является приложением <...>. Под номером 538 раздела "Памятники градостроительства и архитектуры <...>" значится комплекс бывшей усадьбы в д <...> в составе главного дома, хозяйственных построек, склепа и парка.

Судом были направлены ряд запросов в целях предоставления копии вышеуказанного письма. Согласно ответу ФКУ "Государственный архив Российской Федерации" от 16.05.2014 г. представить данный документ не представляется возможным, так как документы, относящиеся к категории "переписка" имели временный срок хранения от 3 до 10 лет. (т. 2 л. д. 87)

Суд, оценивая приведенные выше объяснения представителя Управления культуры и архивного дела Орловской области в совокупности с вышеуказанными письменными доказательствами, приходит к выводу, что данные доказательства подтверждают то обстоятельство, что Государственным учреждением Орловской области "Научно-производственный центр по охране и использованию памятников истории и культуры" в 1991 году было осуществлено согласование с Министерством культуры РФ по вопросу отнесения принадлежащего в настоящее время заявительнице здания к числу памятников архитектуры категории местного значения.

Кроме того, суд учитывает и то обстоятельство, что на момент принятия оспариваемого заявительницей решения действовал Закон РФ "О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации" от <...> <...>

Пунктом 15 статьи 45 приведенного Закона РФ от 05 марта 1992 года N 2449-1 к ведению краевого, областного Совета народных депутатов были непосредственно в тот период времени отнесены полномочия по объявлению находящихся на территории края, области природных и иных объектов, имеющих историческую, экологическую, культурную и научную ценность, охраняемыми памятниками истории, природы и культуры, а также по установлению в соответствии с законодательством Российской Федерации охраны и использования объектов природного и культурного наследия на территории края, области. Данный Закон Российской Федерации, принятый позднее указанного выше Закона РСФСР от 15.12.1978 г., не ограничивал полномочия областного Совета народных депутатов по отнесению находящихся на территории области объектов, имеющих культурную ценность к охраняемым государством памятникам культуры категории местного значения, обязанностью по согласованию принятия такого решения с Министерством культуры РФ.

Таким образом, суд приходит к выводу, что оспариваемое заявительницей решение малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов было принято в соответствии с положениями статьи 18 Закона РСФСР от 15 декабря 1978 года и Закона Российской Федерации от 05 марта 1992 года N 2449-1 "О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации".

Статьей 16 Закона РСФСР от 15 декабря 1978 года "Об охране и использовании памятников истории и культуры" было определено, что памятники истории и культуры, независимо от того, в чьей собственности они находятся, подлежат государственному учету, который осуществляется в порядке, определяемом Советом Министров СССР.

Постановлением Совета Министров СССР от 16 сентября 1982 года N 865 утверждено Положение об охране и использовании памятников истории и культуры, в соответствии с пунктом 13 которого государственный учет памятников истории и культуры включает выявление и обследование памятников, определение их исторической, научной, художественной или иной культурной ценности, фиксацию и изучение, составление учетных документов, ведение государственных списков недвижимых памятников.

Вновь выявляемые объекты при установлении государственными органами охраны памятников их исторической, научной, художественной или иной культурной ценности до решения вопроса о принятии их на государственный учет как памятников истории и культуры регистрируются государственными органами охраны памятников в списках вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, в порядке, устанавливаемом Министерством культуры СССР или Главным архивным управлением при Совете Министров СССР в зависимости от вида памятников (пункт 18 Положения).

Порядок государственного учета памятников истории и культуры установлен Инструкцией о порядке учета, обеспечения сохранности, содержания, использования и реставрации недвижимых памятников истории и культуры, утвержденной Приказом Министерства культуры СССР от 13 мая 1986 года N 203.

В частности, государственный учет памятников истории и культуры включает в себя выявление, обследование памятников, определение их исторической, научной, художественной или иной культурной ценности, фиксацию и изучение, составление учетных документов, ведение государственных списков недвижимых памятников (пункт 9 Инструкции).

Пункт 12 Инструкции предусматривает, что при получении сведений об обнаружении объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, государственные органы охраны памятников организуют проведение экспертизы. В случае установления их культурной ценности указанные объекты регистрируются в списках вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность. Для проведения экспертизы государственные органы охраны памятников привлекают специалистов научно-исследовательских и проектных организаций, обществ охраны памятников истории и культуры и других специализированных организаций. Список вновь выявленных объектов содержит краткую характеристику каждого регистрируемого объекта, а также заключение экспертизы о возможности признания данного объекта памятником истории и культуры.

Согласно пункту 15 Инструкции на каждый недвижимый памятник и вновь выявленный объект, представляющий историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, составляется учетная карточка, содержащая сведения о местонахождении, датировке, характере современного использования, степени сохранности памятника или вновь выявленного объекта, наличии научной документации, месте ее хранения, краткое описание и иллюстративный материал.

Кроме того, на каждый недвижимый памятник составляется паспорт, который является учетным документом, содержащим сумму научных сведений и фактических данных, характеризующих историю памятника и его современное состояние, местонахождение в окружающей среде, оценку исторического, научного, художественного или иного культурного значения, сведения о его территории, связанных с ним сооружениях, садах, парках, находящихся в нем произведениях искусства, предметах, представляющих культурную ценность, о зонах охраны, а также об основных историко-архитектурных и библиографических материалах. В паспорте указывается категория охраны и вид памятника со ссылкой на утверждающий документ (пункт 16 Инструкции).

Вновь выявленный объект, представляющий историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, признается памятником истории и культуры путем включения его в соответствующий государственный список недвижимых памятников истории и культуры в зависимости от вида и категории охраны памятника. Государственные списки недвижимых памятников истории и культуры являются основным документом государственного учета и охраны памятников. Включенные в них объекты признаются памятниками истории и культуры определенного вида и категории охраны (пункты 20 и 21 Инструкции).

В ходе рассмотрения настоящего гражданского дела представители заявительницы ссылались на то обстоятельство, что при принятии в 1993 году оспариваемого заявительницей решения, приведенные выше требования подзаконных нормативных актов выполнены не были, в частности, не было организовано проведение экспертизы на предмет установления исторической и культурной ценности принадлежащего в настоящее время К.Т.В. объекта недвижимого имущества.

Вместе с тем, как следует из указанного выше Списка вновь выявленных объектов <...>, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность (приложение N <...> к письму <...>), в графе данного Списка "Заключение экспертизы" имеется отметка о том, что экспертиза по данному объекту проводилась экспертом <...>

В судебном заседании был допрошен в качестве свидетеля профессор Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова, старший научный сотрудник Научно-исследовательского истории и теории архитектуры и градостроительства <...>. Данный свидетель пояснил, что в конце 80-х - начале 90-х годов прошлого столетия он принимал участие в подготовке к изданию Свода памятников истории и культуры Орловской области, работы по составлении которого проводились по заказу Государственного института истории Российской академии наук и Российского института искусствознания, от которого производство работ курировал сотрудник данного института <...> При проведении данных работ обследовались объекты усадьбы, расположенной в деревне <...>, в том числе главный дом данной усадьбы. Данный объект имел ценность и как памятник истории, и как объект архитектуры, как образец дворянской усадьбы конца XIX века. В указанных работах также принимала участие его сестра - <...> ныне покойная. По результатам обследования каждого объекта составлялись подробные справки. Он не исключает, что данный объект вместе с ним обследовала <...>. и готовила соответствующую справку.

Показания данного свидетеля подтверждаются собранными по делу письменными доказательствами.

Так из указанного выше Списка вновь выявленных объектов Орловской области, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность (приложение N <...> к письму <...>) следует, что по ряду содержащихся в данном списке объектов в качестве эксперта указан <...>

Данным сотрудником Государственного института искусствознания Министерства культуры РФ в ответе на запрос суда подтверждено то обстоятельство, что в начале 1990-х готов Институтом велись работы по составлению учетной документации по объектам, достойным включения в Свод памятников художественной культуры по Орловской области, однако документы с результатами данных работ в Институте в настоящее время отсутствуют. (т. 2 л. д. 59)

Из ответа на запрос суда Института российской истории РАН следует в 1980-е годы Институтом проводилась работа по подготовке свода памятников истории и культуры Орловской области, при проведении которого <...> действительно обследовали комплекс зданий дворянской усадьбы в дер. <...>. (т. 2 л. д. 61)

Кроме того, на хранении в фондах Управления культуры и архивного дела Орловской области имеются письменные материалы, свидетельствующие об обследовании архитектурных форм данного объекта в 1990 году, а именно фрагментов фасада данного здания и его поэтажные планы (т. 1 л. д. 144 - 150).

Таким образом, суд, оценивая вышеуказанные письменные доказательства, приходит к вывод, что они как в отдельности, так и в совокупности с показаниями свидетеля <...> подтверждают факт обследования данным специалистом в области истории архитектуры и градостроительства совместно с экспертом <...> в конце 1980-х - начале 1990-х годов здания дома детского творчества Некрасовской школы-интерната на предмет выявления его исторической и культурной ценности, по результатам которого последней составлялась соответствующая справка, обосновывающая историческую и культурную ценность данного объекта.

При этом учитывая, что в указанный период времени процедура проведения соответствующей экспертизы не была регламентирована, суд полагает, что проведение экспертами <...> и <...> обследования вышеуказанного здания, с составлением последней справки, отражающей результаты такого обследования, свидетельствует о том, что при разрешении вопроса об отнесении данного объекта к памятникам истории и культуры были соблюдены требования, содержащиеся в пункте 12 Инструкции о порядке учета, обеспечения сохранности, содержания, использования и реставрации недвижимых памятников истории и культуры, утвержденной Приказом Министерства культуры СССР от 13 мая 1986 года N 203.

Имеющийся в материалах дела Список вновь выявленных объектов Орловской области, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, согласовывавшийся в 1991 году с Министерством культуры РФ, как по своей форме, так и по содержанию также соответствует требованиям вышеназванной Инструкции.

При этом суд полагает, что то обстоятельство, что какие-либо учетные документы (паспорта, учетные карточки), которые были бы составлены после принятия оспариваемого заявительницей Решения в отношении принадлежащего ей объекта недвижимости, не были представлены суду представителями заинтересованных лиц, со ссылкой на их утрату ввиду ликвидации без правопреемства вышеуказанного Центра, само по себе не свидетельствует о нарушении порядка принятия решения малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов от <...>.

С учетом вышеизложенного, суд полагает необоснованными доводы заявительницы и ее представителей о том, что решение малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов от <...> N <...> в части включения в список памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране (категория охраны местная), главного дома ансамбля бывшей усадьбы XIX века, расположенной в деревне <...>

Также судом установлено, что <...> Орловским областным Советом народных депутатов было принято Постановление N <...> "О постановке на государственную охрану местной категории памятников истории и культуры области". В соответствии с пунктом 1 данного Постановления на государственную охрану местной категории были приняты памятники истории и культуры, перечень которых содержится в приложении к данному постановлению - Списке памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране (категория охраны - местная). В пункте 26 раздела "Памятники архитектуры Орловской области" данного Списка также указан принадлежащий в настоящее время заявительнице объект недвижимого имущества - Дом детского творчества, расположенный в д. <...> (в настоящее время в связи с изменением адреса - <...>.

Обращаясь в суд, заявительница ссылалась на то, что при принятии указанного постановления в части включения в список памятников истории и культуры, подлежащих государственной охраны, принадлежащего ей в настоящее время здания центра детского творчества, был нарушен установленный Федеральным законом от 25.06.2002 N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" порядок, так как в отношении данного объекта не была проведена государственная историко-культурная экспертиза, а также отсутствовали необходимые для принятия такого решения документы, предусмотренные статьей 17 указанного Федерального закона.

Между тем, как указывалось выше, при рассмотрении настоящего дела было установлено, что на момент принятия вышеуказанного Постановления, указанное здание дома детского творчества на основании решения малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов N <...> уже было принято на государственную охрану в качестве памятника архитектуры и в силу требований части 3 статьи 64 вышеуказанного Федерального закона было отнесено к объектам культурного наследия регионального значения, включенным в реестр, с последующей регистрацией данных объектов в реестре в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона.

Таким образом, суд приходит к выводу об отсутствии правовых оснований считать, что Постановление Орловского областного Совета народных депутатов от <...> N <...> в какой-либо мере нарушает права <...> как собственника вышеуказанного объекта недвижимого имущества.

Данным постановлением указанный объект был отнесен к категории памятников культуры не регионального, а местного значения, однако данное обстоятельство каких-либо прав и законных интересов заявительницы также не затрагивает.

При этом в силу положений части 2 статье 22 Федерального закона от 25.06.2002 N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" вопрос изменения категории историко-культурного значения объекта культурного наследия регионального значения на категорию местного значения отнесен к полномочиям субъектов РФ, и такое изменение осуществляется в порядке, установленном законами субъектов Российской Федерации.

На момент принятия вышеуказанного Постановления в Орловской области не было принято нормативно-правового акта, регламентировавшего порядок такого изменения категории объекта культурного наследия.

В целом же данное Постановление, оспариваемое заявительницей, было принято уполномоченным государственным органом, поскольку подпунктом 15 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" решение вопросов сохранения, использования и популяризации объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) регионального значения отнесено к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации.

Судом установлено, что вышеуказанное Постановление принято 21.02.2003 г. на заседании Орловского областного Совета народных депутатов при наличии кворума, так как согласно протоколу данного заседания из 50-ти депутатов присутствовало - 43 (т. 1 л. д. 54 - 57).

Постановление Орловского областного Совета народных депутатов от 21.02.2003 N 13/241-ОС было опубликовано в "Собрании нормативных правовых актов Орловской области" (выпуск 17 за 2003 г.), являвшемся официальным периодическим изданием, в котором подлежали публикации законы области, иные нормативные правовые акты органов государственной власти области (т. 1 л. д. 42 - 49).

Нельзя признать обоснованными и доводы заявительницы и ее представителей о том, что вышеуказанное Постановление и решение малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов от <...> N <...> не подлежат применению, так как признаны утратившими силу Постановлением Орловского областного Совета народных депутатов от <...> N <...>, в связи со следующим.

Действие Постановления Орловского областного Совета народных депутатов от <...> N <...> было приостановлено Постановлением Орловского областного Совета народных депутатов от <...> N <...>, а впоследствии указанное Постановление N <...> утратило силу в связи с изданием Закона Орловской области от <...> N <...>, вступившего в силу со дня его официального опубликования.

При таких обстоятельствах суд полагает несостоятельными доводы заявительницы о том, что оспариваемые ею нормативные правовые акты приняты с нарушением закона и нарушают ее права как собственника вышеуказанного объекта недвижимого имущества, в связи с необходимостью несения расходов на реставрацию данного объекта в повышенном размере.

При этом суд учитывает и то обстоятельство, что при приобретении данного объекта К.Т.В. было известно о том, что приобретаемый ею объект недвижимого имущества находится под государственной охраной как объект культурного наследия, в связи с чем она добровольно возложила на себя соответствующие обязательства по проведению необходимых мероприятий, направленных на его сохранение.

С учетом приведенных выше обстоятельств суд не усматривает правовых оснований для удовлетворения заявленных К.Т.В. требований и полагает необходимым отказать в их удовлетворении в полном объеме.

На основании выше изложенного, руководствуясь ст. ст. 194 - 199, 253 ГПК РФ, суд


решил:

в удовлетворении заявления К.Т.В. о признании недействующим постановления Орловского областного Совета народных депутатов от <...> N <...> "О постановке на государственную охрану местной категории памятников истории и культуры области" в части включения здания центра детского творчества, расположенного по адресу: <...> в список памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране (категория охраны местная), о признании недействующим решения малого Совета Орловского областного Совета народных депутатов от <...> N <...> "О мерах по улучшению охраны и использованию памятников истории и культуры области" в части включения в список памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране (категория охраны местная), главного дома ансамбля бывшей усадьбы XIX века, расположенной в деревне Некрасовка Лошаковского сельского поселения Орловского района Орловской области, и об исключении из списка памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране (категория охраны местная), здания, расположенного по адресу: <...>, отказать.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации через Орловский областной суд в течение одного месяца со дня принятия в окончательной форме.


Судья
С.А.СКЛЯРУК