Иск о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда удовлетворен, так как ответчиком нарушен порядок увольнения истца по сокращению штатов.

Определение Приморского краевого суда от 27.08.2014 по делу N 33-7237


Судья: Балаховская О.И.


Судебная коллегия по гражданским делам Приморского краевого суда в составе:

председательствующего Крайниковой Т.В.

судей Шароглазовой О.Н., Ковалева С.А.

с участием прокурора Комаровой О.Н.

при секретаре Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску О. к КГУП "Примтеплоэнерго" в лице филиала "Партизанский" о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе О.

по апелляционному представлению помощника прокурора прокуратуры г. Партизанска

на решение Партизанского городского суда Приморского края от 28 октября 2013 года, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Шароглазовой О.Н., пояснения О. и ее представителя С., поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения представителя КГУП "Примтеплоэнерго", заключение прокурора, судебная коллегия


установила:

истица обратилась в суд с названным иском, в обоснование указав, что с 2002 года она работала в филиале "Партизанский" КГУП "Примтеплоэнерго", с 08.09.2010 в должности экономиста отдела сбыта. 06.05.2013 она была уведомлена о предстоящем сокращении штата работников и о сокращении ее должности. Приказом N от 03.09.2013 трудовой договор с ней прекращен с 03.09.2013 в связи с сокращением численности штата работников по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ. Считала, что работодателем нарушены требования Трудового кодекса РФ при проведении мероприятий по сокращению численности штата работников и этим нарушены ее трудовые права. Она является членом Общероссийского профессионального союза работников жизнеобеспечения, состоит на профсоюзном учете в первичной профсоюзной организации КГУП "Примтеплоэнерго", является членом и казначеем коллегиального органа первичной профсоюзной организации - профсоюзного комитета. 06.05.2013 филиал Партизанский КГУП "Примтеплоэнерго" направил в профсоюзный комитет уведомление, в котором запросил мотивированное мнение по вопросу о ее увольнении. 14.05.2013 профсоюзный комитет выразил свое несогласие с намерением работодателя сократить ее должность. В нарушение требований ст. 373 ТК РФ работодатель направил в профсоюзный комитет филиала Партизанский КГУП "Примтеплоэнерго" окончательные и принятые им ранее решения, а не проект приказа о планируемом сокращении; работодатель не направил в профсоюзный комитет филиала все документы, которые послужили основанием для принятия решения о сокращении ее должности, в частности, приказ КГУП "Примтеплоэнерго" от 25.04.2013 N 48-ШР, на основании которого в филиале Партизанский КГУП "Примтеплоэнерго" были начаты мероприятия по сокращению численности штата. Несмотря на несогласие первичной профсоюзной организации о сокращении ее должности, работодатель, тем не менее, принял в последующем решение о сокращении ее должности, при этом дополнительных консультаций с выборным органом первичной профсоюзной организации не провел и не оформил их результаты протоколом. 20.05.2013 работодателем было проведено заседание комиссии по вопросу определения работников, обладающих преимущественным правом на оставление на работе и не подлежащих увольнению при сокращении. По итогам работы комиссия приняла решение о том, что более высокую производительность труда и качественное выполнение работы имеет П.Е., следовательно, она имеет преимущественное право на оставление на работе. Между тем, она работала в должности экономиста в филиале Партизанский КГУП "Примтеплоэнерго" дольше чем П.Н. и, следовательно, имеет больший опыт. В период работы работодатель не привлекал ее к дисциплинарной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение ею возложенных на нее трудовых обязанностей. Просила признать незаконным приказ филиала "Партизанский" КГУП "Примтеплоэнерго" N от 29.04.2013 в части сокращения с 01.07.2013 штатной единицы экономиста и приказ (распоряжение) филиала "Партизанский" КГУП "Примтеплоэнерго" N от 03.09.2013 о прекращении с ней трудового договора. Восстановить ее на работе в должности экономиста отдела сбыта филиала "Партизанский" КГУП "Примтеплоэнерго", взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула в размере 20 085 руб. 70 коп., компенсацию морального вреда в размере 15 000 руб., расходы по оплате услуг представителя в размере 15 000 руб.

Истица в судебном заседании заявленные требования увеличила, просила взыскать заработную плату за время вынужденного прогула в размере 36 536 руб. 93 коп., остальные требования поддержала по основаниям, изложенным в иске.

Представитель ответчика в судебном заседании с исковыми требованиями не согласился, пояснив, что решение о сокращении численности работников было принято на основании приказа КГУП "Примтеплоэнерго" о создании филиала КГУП "Примтеплоэнерго" "Фокино". Ранее тепловой район "Фокино" входил в состав филиала "Партизанский" КГУП "Примтеплоэнерго", но, поскольку создавался отдельный филиал, были проведены организационные перестановки, в том числе, сокращение штатов работников филиала "Партизанский". При расторжении трудового договора с О. требования трудового законодательства были соблюдены, мнение профсоюзного комитета было запрошено, консультаций профсоюзный комитет не проводил, О. была уволена в течение одного месяца после получения мнения профкома за исключением отпуска и периода нахождения на больничных. Другую имеющуюся работу О. не предлагали в связи с отсутствием таковой.

Судом постановлено вышеуказанное решение, с которым не согласились О., ею подана апелляционная жалоба, помощником прокурора принесено апелляционное представление, в которых просят решение суда отменить, как незаконное, принятое с нарушением норм материального права. В жалобе О. ссылается на обстоятельства, которые являются основанием заявленных ее требований, а также на то, что в период ее предупреждения об увольнении имелись две вакантные должности, одна из которых "инженер производственно-технического отдела, соответствовала ее квалификации и в нарушение ст. 81 Трудового кодекса РФ не была ей предложена.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель филиала "Партизанский" КГУП "Примтеплоэнерго", ссылаясь на необоснованность доводов жалобы, просит оставить ее без удовлетворения. Не оспаривая факта наличия вакантных должностей, указывает на то, что О. не соответствовала квалификационным требованиям, предъявляемым к должности.

Выслушав пояснения сторон, обсудив доводы апелляционной жалобы, апелляционного представления, поступивших возражений, проверив материалы дела, судебная коллегия считает решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя

При рассмотрении дела судом первой инстанции установлено, что с 2002 года О. состояла в трудовых отношениях с КГУП "Примтеплоэнерго" филиал "Партизанский", с 08.09.2010 истица занимала должность экономиста отдела сбыта.

Приказом N от 29.04.2013 КГУП "Примтеплоэнерго" филиал "Партизанский" было принято решение о сокращении с 01.07.2013 на основании утвержденного штатного расписания экономиста отдела сбыта.

06.05.2013 О. было вручено уведомление о сокращении и 03.09.2013 она была уволена по сокращению штата по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Разрешая спор суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что утверждение организационной структуры предприятия, кадровая политика предприятия относятся к компетенции работодателя, поэтому суд не вправе вмешиваться в решение вопроса об исключении из штата той или иной должности. Организационная, хозяйственная деятельность предприятия осуществляется по усмотрению его руководящих органов, поэтому основания для признания незаконным приказа N "О сокращении штатных единиц" отсутствовали.

Признавая необоснованным довод истицы о нарушении порядка учета мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации при расторжении трудового договора по инициативе работодателя, судебная коллегия полагает, что судом сделан правильный вывод об отсутствии таких нарушений.

В силу ст. 373 ТК РФ, при принятии решения о возможном расторжении трудового договора в соответствии с пунктами 2, 3 или 5 части первой статьи 81 настоящего Кодекса с работником, являющимся членом профессионального союза, работодатель направляет в выборный орган соответствующей первичной профсоюзной организации проект приказа, а также копии документов, являющихся основанием для принятия указанного решения. Выборный орган первичной профсоюзной организации в течение семи рабочих дней со дня получения проекта приказа и копий документов рассматривает этот вопрос и направляет работодателю свое мотивированное мнение в письменной форме. Мнение, не представленное в семидневный срок, работодателем не учитывается.

В случае, если выборный орган первичной профсоюзной организации выразил несогласие с предполагаемым решением работодателя, он в течение трех рабочих дней проводит с работодателем или его представителем дополнительные консультации, результаты которых оформляются протоколом. При недостижении общего согласия по результатам консультаций работодатель по истечении десяти рабочих дней со дня направления в выборный орган первичной профсоюзной организации проекта приказа и копий документов имеет право принять окончательное решение, которое может быть обжаловано в соответствующую государственную инспекцию труда. Государственная инспекция труда в течение десяти дней со дня получения жалобы (заявления) рассматривает вопрос об увольнении и в случае признания его незаконным выдает работодателю обязательное для исполнения предписание о восстановлении работника на работе с оплатой вынужденного прогула.

Как следует из материалов дела, 06.05.2013 в адрес председателя профсоюзного комитета филиала "Партизанский" КГУП "Примтеплоэнерго" было направлено уведомление о проведении мероприятий по сокращению штата, в том числе о расторжении трудового договора с О. по основанию п. 2 ст. 81 ТК РФ. Одновременно работодателем были направлены приказ N от 26.04.2013 "О внесении изменений в штатное расписание", приказ N "О сокращении штатных единиц", изменение к штатному расписанию предприятия.

Из письменного сообщения председателя профсоюзного комитета от 14.05.2013 следует, что последний возражает против увольнения О.

Между тем, несмотря на то, что орган первичной профсоюзной организации выразил несогласие с предполагаемым решением работодателя с увольнением О., дополнительные консультации с работодателем или его представителем проведены не были.

Указание в жалобе О. на то, что работодателем в адрес профсоюзного комитета в нарушение ч. 1 ст. 373 ТК РФ был направлен приказ "О сокращении штатных единиц", а не его проект, признается судебной коллегией необоснованным, поскольку не влечет нарушения порядка учета мнения выборного органа первичной профсоюзной организации.

Вместе с тем, отказывая О. в восстановлении на работе, суд первой инстанции не учел наличие вакантных должностей на предприятии, отвечающие квалификации О., на что обоснованно указано в апелляционной жалобе истицы и апелляционном представлении прокурора.

Для решения вопроса о том, является ли увольнение работника в связи с сокращением законным, необходимо установить следующие обстоятельства: действительно ли имело место сокращение численности работников или штата; работник не имеет преимущественного права оставления на работе; работник заранее, не менее чем за 2 месяца до увольнения предупрежден персонально, под роспись о предстоящем увольнении; при рассмотрении вопроса об увольнении работника участвовал выборный орган первичной профсоюзной организации; невозможно перевести работника с его согласия на другую работу.

Как разъяснено в п. 29 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", а также ч. 3 ст. 81 ТК РФ увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

Таким образом, работодатель должен предложить работнику все вакантные должности, которые работник может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта и состояния здоровья.

Как следует из письменного сообщения КГКУ "Центр занятости населения г. Партизанска" от 20.11.2013, в период с мая по сентябрь 2013 года в КГКУ "Центр занятости населения г. Партизанска" от филиала "Партизанский" КГУП "Примтеплоэнерго" поступили сведения о наличии свободного рабочего места от 10.07.2013 вакансия "инженер производственно-технического отдела" (л.д. 149).

Исходя из указанного, данная вакансия имелась на момент сокращения должности О., однако не была предложена последней, несмотря на то, что она соответствовала ее образованию, квалификации и опыту работы на данном предприятии.

Возражая против требований о восстановлении на работе, представитель ответчика в заседании суда апелляционной инстанции ссылался на то, что свободная вакансия не могла быть предложена О. по причине нахождения последней на больничном листе.

Между тем, данный довод нельзя признать обоснованным, поскольку не освобождает работодателя от соблюдения порядка увольнения по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 394 ТК РФ и п. 60 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" работник, уволенный без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, подлежит восстановлению на прежней работе.

Учитывая приведенное выше правовое регулирование, и принимая во внимание изложенные выше обстоятельства, судебная коллегия полагает, что ответчиком нарушен порядок увольнения О. по сокращению штатов, в связи с чем увольнение истицы не может быть признано законным, следовательно, приказ (распоряжение) о прекращении (расторжении) трудового договора с работником N 423 от 03.09.2013 подлежит отмене, О. должна быть восстановлена на работе в должности экономиста отдела сбыта филиала "Партизанский" КГУП "Примтеплоэнерго" с 04.09.2013.

На основании ч. 2 ст. 394 ТК РФ, орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

В силу ст. 139 ТК РФ, п. 4 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 24 декабря 2007 года N 922, расчет среднего заработка работника независимо от режима его работы производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата.

Согласно расчету, представленному ответчиком, заработная плата О. за время вынужденного прогула за период с сентября 2013 года по август 2014 составила 247 803 руб. 90 коп. Истице было перечислено выходное пособие по сокращению в размере 69 931 руб. 52 коп.

Истицей расчет задолженности по заработной плате не оспаривался.

При таких обстоятельствах, с ответчика в пользу О. подлежит взысканию средний заработок за время вынужденного прогула в размере 177 872 руб. 38 коп. (с учетом выплаченного выходного пособия).

В соответствии со ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

Из п. 63 вышеназванного постановления Пленума Верховного Суда РФ следует, что суд в силу ст. 21 и ст. 237 ТК РФ вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав. Размер компенсации определяется судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба, исходя из конкретных обстоятельств каждого дела, с учетом объема и характера причиненного работнику нравственных и физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Определяя размер компенсации морального вреда, причиненного истице, учитывая требования разумности и справедливости, судебная коллегия, исходя из того, что нарушение трудового законодательства при увольнении О. имело место, полагает необходимым взыскать в ее пользу компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб.

Согласно ст. 98, 100 ГПК РФ в пользу О. подлежат взысканию расходы по оплате услуг представителя в размере 10 000 руб., которые подтверждены документально.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ с ответчика подлежит взысканию госпошлина в размере 4957 руб. 45 коп.

Исходя из изложенного, принятое судом первой инстанции решение не может быть признано законным и обоснованным, и в соответствии со ст. 330 ГПК РФ подлежит отмене с принятием по делу нового решения об удовлетворении заявленных требований О. в части.

Руководствуясь ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия


определила:

решение Партизанского городского суда Приморского края от 28 октября 2013 года отменить. Принять по делу новое решение, которым исковые требования О. удовлетворить.

Признать незаконным приказ (распоряжение) филиала "Партизанский" КГУП "Примтеплоэнерго" N от 03.09.2013 о прекращении с О. трудового договора.

Восстановить О. на работе в должности экономиста отдела сбыта филиала "Партизанский" КГУП "Примтеплоэнерго" с 04 сентября 2013 года.

Взыскать с филиала "Партизанский" КГУП "Примтеплоэнерго" в пользу О. заработную плату за время вынужденного прогула в размере 177872 рубля 38 копеек (без учета НДФЛ), компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере 10 000 руб.

Взыскать с филиала "Партизанский" КГУП "Примтеплоэнерго" в доход местного бюджета госпошлину в размере 4957 рублей 45 копеек.