В удовлетворении требования о взыскании компенсации морального вреда за предоставление ритуальных услуг по завышенным ценам и введение в заблуждение относительно возможности получения социальной помощи отказано, поскольку заявитель добровольно заключил соглашение с ответчиком, доказательства нарушения личных неимущественных прав истца не представлены.

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 19.08.2014 N 33-11327/2014


Судья: Басманова С.Б.


Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Корсаковой Ю.М.

судей Кордюковой Г.Л., Сухаревой С.И.,

при секретаре З.

рассмотрела в открытом судебном заседании 19 августа 2014 года апелляционную жалобу Ж. на решение Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 05 марта 2014 года по делу N 2-212/2014 по иску Ж. к ООО <...>, <...> о компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Корсаковой Ю.М., объяснения представителя ООО <...> Л., представителя <...> Ф., возражавших против отмены обжалуемого решения, судебная коллегия


установила:

Ж. обратилась в Колпинский районный суд Санкт-Петербурга с иском к ООО <...>, <...> о компенсации морального вреда в размере <...> рублей.

Свои требования истица мотивировала тем, что <дата> скончалась ее тетя - П., обнаружив которую мертвой истица сразу вызвала скорую помощь, врачи скорой помощи констатировали смерть тети и, согласно ответу Администрации Колпинского района Санкт-Петербурга, телефонировали о смерти тети истицы в N <...> отделение полиции. Однако, вместо сотрудников полиции, через 30 минут приехали сотрудники "специализированной службы" для вывоза тела умершей в морг, которой оказалось ООО <...>, <...>. Таким образом, либо врачи скорой помощи, либо сотрудники полиции, не спросив разрешения истицы, вызвали для вывоза тела данную организацию. Вместе с представителями "специализированной службы" в квартиру явилась некая О., представившаяся агентом этой же службы и, не дав пройти в комнату, где находилась умершая, повела истицу на кухню. В помощи агентов истица не нуждалась, однако данная гражданка проникла в квартиру и, воспользовавшись беспомощным состоянием истицы, которое было вызвано смертью близкого человека и преклонным возрастом, злоупотребив доверием и обманным путем заставила истицу заплатить за разного рода услуги похоронного агентства, в которых истица не нуждалась. Войдя в квартиру, не спросив разрешения истицы, агент вела себя нагло и дерзко, удостоверение агента не предъявляла, никаких документов не показала, дала написанный от руки "прейскурант цен" на похороны на общую сумму <...> рублей. На возражения истицы о том, что в услугах агента истица не нуждается, агент заявила, что без ее помощи в установленные сроки похоронить родственницу будет невозможно. Также агент заявила, что все расходы истицы, вне зависимости от суммы, будут компенсированы в полном объеме. Кроме того, агентом похоронной службы не была предоставлена необходимая и достоверная информация о товарах и услугах агентства, не сообщено о наличии установленной системы компенсации для истицы, как жительницы блокадного Ленинграда, которая может быть предоставлена ей в связи с похоронами тети - участницы войны только в определенном законом объеме. Поверив агенту, истица оплатила огромные суммы за навязанные ей товары и услуги, которые могла получить на безвозмездной основе или за меньшие суммы. Также истице не был представлен подлинный "прейскурант" на товары и услуги агентства, что является обманом со стороны агента. Указанными действиями данного лица, совершенными в пользу ответчика, истице были причинены нравственные страдания, которые выразились в посягательстве на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайны, обмане и злоупотреблении доверием, использую беспомощное состояние истицы в момент тяжелых психологических переживаний в связи с утратой близкой родственницы.

Решением Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 05 марта 2014 года в удовлетворении исковых требований Ж. отказано.

В апелляционной жалобе Ж. просит решение суда первой инстанции отменить, как постановленное при неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела.

На рассмотрение дела в суд апелляционной инстанции Ж., М. не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, ходатайств и заявлений об отложении слушания дела, документов, подтверждающих уважительность причин своей неявки, в судебную коллегию не представили. В связи с изложенным судебная коллегия на основании п. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Обсудив доводы апелляционной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

В силу ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда является возможной мерой гражданско-правовой ответственности при нарушении личных неимущественных прав граждан.

По правилам названной статьи обязанность по компенсации морального вреда возникает при причинении морального вреда (нравственных или физических страданий) действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, в иных предусмотренных законом случаях.

Для наступления ответственности в соответствии с вышеприведенной правовой нормой необходимо наличие физических или нравственных страданий, вина причинителя вреда и наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и причиненным вредом. Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции, дав надлежащую оценку представленным сторонами доказательствам, доводам и возражениям сторон, показаниям свидетелей, применив нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения, пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда, поскольку обстоятельств, с нарушением которых закон - статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, связывает возможность компенсации морального вреда, а именно нарушение личных неимущественных прав виновными действиями причинителя вреда, судом не установлено и истицей не доказано.

Выводы об этом в решении суда подробно мотивированы, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, подтверждены исследованными судом доказательствами, надлежащая оценка которым дана судом в решении.

Так, в соответствии с п. п. 1 и 4 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора, условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

Судом первой инстанции установлено и следует из материалов дела, что в связи со смертью <дата> П., приходящейся тетей истице, последней были оплачены следующие услуги ООО <...>: доставка тела умершей в морг - <...> рублей, гроб ПХД-1 красный драп - <...> рублей, доставка гроба - <...> рублей, предоставление автокатафалка - <...> рублей, оформление кремации - <...> рублей, сопровождение, доставка урны - <...> рублей, в подтверждение чего в материалы дела представлены соответствующие квитанции.

Каких-либо доказательств в подтверждение навязывания сотрудниками ООО <...> указанных услуг истец суду не представил.

Из совокупности представленных в материалы дела доказательств, в том числе объяснений сторон и показаний допрошенных судом первой инстанции свидетелей, следует вывод, что истица добровольно вступила с ООО <...> в правоотношения, оплатив предоставляемые ей услуги в указанном в квитанциях размере, притом, что имела возможность отказаться от их оплаты на указанных условиях, доказательств обратного не представлено.

На нарушение норм Закона "О защите прав потребителей" при предоставлении ответчиком вышеперечисленных услуг в обоснование требований о компенсации морального вреда истица не ссылается.

Вместе с тем, ссылки истицы на ненадлежащее поведение сотрудника ответчика при оказании услуг своего подтверждения в ходе рассмотрения дела по существу не нашли, таких доказательств не представлено и судебной коллегии.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции, что фактически истица оспаривает размер понесенных ею расходов по оплате услуг ответчика, однако указанные обстоятельства, учитывая добровольность вступления в спорные правоотношения, не свидетельствуют о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований.

Каких-либо доказательств, свидетельствующих о нарушении виновными действиями ответчика личных неимущественных прав истицы, последней в материалы дела не представлено, обстоятельства, на которых истица основывает свои требования, не являются обстоятельствами, с нарушением которых ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации связывает возможность компенсации морального вреда.

Согласно положениям статей 55, 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Недоказанность обстоятельств, на которые истец ссылается в обоснование своих требований, является самостоятельным основанием для отказа в иске.

На основании изложенного, судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для существа дела, дана надлежащая правовая оценка собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам, выводы суда соответствуют установленным по делу фактам.

Оснований, предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, к отмене состоявшегося судебного решения, доводы апелляционной жалобы не содержат.

Доводы жалобы о неправильной оценке представленных доказательств не могут являться основанием для отмены постановленного решения суда, так как суд воспользовался правом, предоставленным ему ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Оснований для переоценки доказательств у судебной коллегии не имеется.

Само по себе несогласие истицы с данной судом первой инстанции оценкой обстоятельств дела не дает оснований считать решение суда неправильным.

С учетом приведенных обстоятельств постановленное по делу решение суда следует признать законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия


определила:

Решение Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 05 марта 2014 года - оставить без изменения, апелляционную жалобу Ж. - без удовлетворения.