Водитель признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 КоАП РФ, правомерно, поскольку факт невыполнения водителем законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования подтвержден совокупностью собранных по делу доказательств: протоколами об административном правонарушении, об отстранении от управления транспортным средством, о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Постановление Саратовского областного суда от 21.08.2014 по делу N 4А-551/2014


Заместитель председателя Саратовского областного суда Борисов О.В., рассмотрев жалобу С. на постановление мирового судьи судебного участка N 3 Марксовского района Саратовской области от 14.07.2014 о привлечении С. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ,


установил:

постановлением мирового судьи судебного участка N 3 Марксовского района Саратовской области от 14.07.2014 С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, подвергнут наказанию в виде административного штрафа в размере 30000 руб. с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год и 6 (шесть) месяцев за то, что он 21.06.2014 в 06 часов 00 минут у д. 5 по ул. 6-я линия в г. Марксе Саратовской области, управляя транспортным средством ВАЗ 21102, не выполнил законное требование сотрудников полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

В жалобе, поданной в порядке надзора, С. просит постановление отменить, производство по делу прекратить, ссылаясь на то, что выполнил предложенную сотрудниками полиции процедуру освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, с информацией на чеках технического средства его не знакомили, пройти медицинское освидетельствование не предлагали; указанное в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование основание направления - отказ от прохождения освидетельствования на состояние опьянения не соответствует действительности, так как эта процедура была им выполнена, в связи с чем полагает незаконным направление его на медицинское освидетельствование; судом удовлетворено ходатайство о запросе из ОГИБДД копий записи проводимых освидетельствований, копии записи с видеорегистратора, установленного на спецтранспорте ОГИБДД, однако запрашиваемых данных в материалах дела не имеется, также ему отказано в удовлетворении ходатайства о запросе копии видеозаписи из ОМВД Марксовского района для подтверждения факта прохождения освидетельствования, что свидетельствует о неполном, не всестороннем и необъективном рассмотрении дела и не выполнении требований ст. 26.11 КоАП РФ. Также в жалобе указывается на недопустимость в качестве доказательств показаний свидетелей Ч. и К. поскольку при отборе объяснений им не были разъяснены положения ст. 25.6 КоАП РФ.

Изучив доводы жалобы, исследовав материалы дела в полном объеме, прихожу к следующему.

В силу п. 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Согласно п. 2.3.2 Правил дорожного движения Российской Федерации водитель транспортного средства обязан проходить по требованию сотрудников полиции освидетельствование на состояние опьянения.

На основании ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ административным правонарушением признается невыполнение водителем законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Применительно к диспозиции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ мировой судья правильно установил фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, - законность требования сотрудника полиции о прохождении С. медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а также отказ С. от данного освидетельствования.

Из материалов дела усматривается, что критерием, при наличии которого у сотрудника ГИБДД имелись достаточные основания полагать, что водитель транспортного средства С. 21.06.2014 в 06 часов 00 минут находился в состоянии опьянения и подлежал освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения, явился запах алкоголя изо рта, что согласуется с приложением N 6 Приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14.07.2003 N 308 "О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения".

В связи с тем, что С. отказался от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, то в соответствии с требованиями п. 10 Правил он был направлен на медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения (л.д. 6).

Вместе с тем С. не выполнил законное требование сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, то есть совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Указанные обстоятельства установлены судом на основании имеющихся в деле доказательств - протокола об административном правонарушении (л.д. 3), акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (л.д. 5), протокола о задержании транспортного средства (л.д. 7), протокола о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (л.д. 6), ***.

Перечисленные доказательства получили оценку в совокупности с другими материалами дела об административном правонарушении в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ.

Доводы надзорной жалобы о том, что С. прошел освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оснований для направления его на медицинское освидетельствование не имелось, являлись предметом исследования мирового судьи. При этом на основании оценки имеющихся по делу доказательств, в том числе показаний допрошенного в качестве свидетеля инспектора ДПС ОГИБДД А. и других материалов дела, мировым судьей данные доводы были признаны необоснованными. Каких-либо оснований не соглашаться с оценкой данных доводов нет, выводы мирового судьи о том, что направление на медицинское освидетельствование было осуществлено в соответствии с требованиями КоАП РФ, объективно подтверждены материалами дела.

У мирового судьи не было оснований сомневаться в достоверности составленных инспектором ДПС ОГИБДД документов, его показаний, так как какая-либо его заинтересованность в исходе дела не усматривается.

Доводы жалобы о недопустимости в качестве доказательств объяснений понятых Ч. и К. со ссылкой на то, что при отборе объяснений им не были разъяснены положения ст. 25.6 КоАП РФ, предусматривающие права свидетелей, несостоятельны, поскольку при совершении процессуальных действий и оформлении процессуальных документов по делу об административном правонарушении указанные лица участвовали в качестве понятых, в связи с чем им разъяснены права, предусмотренные ст. 25.7 КоАП РФ.

Представленные материалы свидетельствуют, что все доказательства мировым судьей проверены, в том числе с точки зрения их допустимости, достоверности и достаточности, оценка им дана в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ на основании и с учетом всех обстоятельств, имеющих юридическое значение.

Отсутствие в материалах дела копии записи проводимого освидетельствования С., копии записи с видеорегистратора, установленного на спецтранспорте ОГИБДД, за период времени указанный в протоколе об административном правонарушении, копии видеозаписи из ОМВД Марксовского района о прохождении С. освидетельствования, не является основанием для вывода о неполноте исследованных по делу материалов и нарушении прав лица, привлекаемого к административной ответственности.

Как следует из материалов дела, ходатайство о просмотре алкотестера на предмет прохождения освидетельствования С. было снято С. и его защитником в судебном заседании 14.07.2014 (л.д. 34), ходатайство о просмотре диска с видеозаписью с видеорегистратора, установленного в патрульной машине, приобщенного к материалам дела, было также снято С. и его защитником (л.д. 34 об.).

Что касается отказа в удовлетворении ходатайства об истребовании копии видеозаписи из ОМВД Марксовского района о прохождении С. освидетельствования, то требования ст. 24.4 КоАП РФ мировым судьей выполнены, ходатайство рассмотрено, выводы об отказе в удовлетворении ходатайства в определении мировым судьей мотивированы, оснований для переоценки не имеется.

Поскольку вина С. подтверждена совокупностью письменных и иных доказательств, имеющихся в материалах дела, полных и достаточных, отсутствие среди них видеозаписи из ОМВД Марксовского района не ставит под сомнение доказанность вины заявителя.

Материалы дела свидетельствуют о том, что при рассмотрении дела мировой судья всесторонне, полно и объективно исследовал все имеющиеся по делу доказательства, оценив их по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Оснований не соглашаться с оценкой доказательств не имеется.

Административное наказание назначено С. в соответствии с требованиями КоАП РФ, с учетом общих правил назначения наказания и установленных обстоятельств дела, личности виновного, а также в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Оснований для отмены судебного акта по доводам, указанным в жалобе, и прекращения производства по делу не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 30.17, 30.18 КоАП РФ,


постановил:

постановление мирового судьи судебного участка N 3 Марксовского района Саратовской области от 14.07.2014 о привлечении С. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, оставить без изменения, жалобу - без удовлетворения.


Заместитель председателя суда
О.В.БОРИСОВ