Иск удовлетворен в части включения периода нахождения на курсах повышения квалификации в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии, так как в данный период за истцом сохранялись место работы и заработная плата за полный рабочий день, кроме того, среди периодов, которые не включаются в периоды работы, дающие право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, не поименованы периоды нахождения на

Апелляционное определение Саратовского областного суда от 28.08.2014 по делу N 33-4907


Судья Яворек Я.А.


Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего судьи Бартенева Ю.И.,

судей Пантелеева В.М., Желонкиной Г.А.,

при секретаре Т.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску С. к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Балтайском районе Саратовской области о включении в специальный стаж периодов работы и назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью, по апелляционной жалобе Государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда РФ в Балтайском районе Саратовской области (далее - УПФ) на решение Базарно-Карабулакского районного суда Саратовской области от 07 июля 2014 года, которым постановлено:

исковые требования С. удовлетворить.

Обязать УПФ включить С. в специальный стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости в связи педагогической деятельностью в учреждениях для детей, независимо от их возраста, следующие периоды работы:

с 30.11.1987 г. по 01.08.1988 г. - 8 месяцев в должности воспитателя 1-го класса в школе - интернате г. Ашхабада;

с 23.08.1988 г. по 31.10.1988 г. - 2 месяца 08 дней в должности библиотекаря среднего профессионального училища N 16 г. Ашхабада;

с 22.10.2007 г. по 08.11.2007 г. (18 дней) - период нахождения на курсах повышения квалификации.

Обязать УПФ назначить С. досрочную трудовую пенсию по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности в государственных учреждениях для детей с 24 января 2014 года.

Взыскать с УПФ в пользу С. расходы по оплате государственной пошлины по делу в сумме 200 руб.

Заслушав доклад судьи Пантелеева В.М., исследовав материалы дела, судебная коллегия


установила:

С. обратилась в районный суд с вышеуказанными требованиями, мотивируя тем, что ответчик своим решением от 23.04.2014 г. N 12 отказал ей в назначении досрочной трудовой пенсии по старости из-за отсутствия требуемой продолжительности стажа работы, дающего право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости. В специальный стаж ее работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, не был включен периоды ее работы с 30.11.1987 г. по 01.08.1988 г. в должности воспитателя 1-го класса в школе-интернате г. Ашхабада; с 23.08.1988 г. по 31.10.1988 г. в должности библиотекаря среднего профессионального училища N 16 г. Ашхабада; а также период нахождения на курсах повышения квалификации с 22.10.2007 г. по 08.11.2007 г. Считала незаконным отказ в назначении трудовой пенсии по старости по основаниям, предусмотренным пп. 19 п. 1 ст. 27 Федерального закона от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". Просила включить указанные периоды в ее специальный педагогический стаж, назначить ей пенсию с 24 января 2014 года.

Суд, рассмотрев возникший спор, постановил указанное выше решение.

В апелляционной жалобе УПФ просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении требований. В обоснование жалобы ссылается на те же обстоятельства, на которых основывало свои возражения в суде первой инстанции. Указывает, что выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела и нормам материального права. Полагает, что судом нарушены нормы процессуального права.

Лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, уважительных причин отсутствия суду не представили, об отложении судебного разбирательства не ходатайствовали, в связи с чем судебная коллегия рассмотрела дело в их отсутствие в силу ст. 167 ГПК РФ.

Проверив законность и обоснованность обжалуемого судебного решения, согласно требованиям ст. 327.1 ГПК РФ исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

В соответствии с пп. 19 п. 1 ст. 27 Федерального закона от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного ст. 7 настоящего Федерального закона, лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от их возраста.

В п. 2 ст. 27 вышеуказанного Закона предусмотрено, что списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

Из трудовой книжки С. следует, что она с 30.11.1987 г. по 01.08.1988 г. работала воспитателем 1-го класса школы - интерната N 5 г. Ашхабада, с 22.08.1988 г. по 22.08.1990 г. работала преподавателем химии и биологии СПТУ N 16 г. Ашхабада. С 01.09.1990 г. по настоящее время С. работает учителем в средней общеобразовательной школе с.Большие Озерки Балтайского района Саратовской области. С 22.10.2007 г. по 08.11.2007 г. она находилась на курсах повышения квалификации, что следует из справки, уточняющей особый характер работ.

24.01.2014 г. года истец обратилась в УПФ с заявлением о назначении ей досрочной трудовой пенсии по старости по основаниям, предусмотренным пп. 19 п. 1 ст. 27 Федерального закона от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". Решением УПФ от 23.04.2014 г. N 12 ей было отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости, в связи с отсутствием требуемого специального трудового стажа 25 лет. В специальный трудовой стаж не были включены спорные периоды работы. В бесспорном порядке в педагогический стаж истца УПФ зачтено 24 года 01 месяц 12 дней.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 29.01.2004 г. N 2-П указано, что переход к новому правовому регулированию в области пенсионных правоотношений не должен приводить к снижению уровня пенсионного обеспечения граждан и не должен препятствовать осуществлению оценки приобретенных до 01.01.2002 г. пенсионных прав по нормам ранее действовавшего законодательства.

Таким образом, при определении у истца права на пенсию, суд первой инстанции обоснованно указал, что Перечнем учреждений, организаций и должностей, работа, в которых дает право на пенсию по выслуге лет, утвержденном постановлением Совета Министров СССР от 17.12.1959 г. N 1397, действовавшим в период работы С., поименованы должности воспитатель, преподаватель, библиотекарь, а также школы - интернаты и училища профессионально-технического образования.

Постановление Совета Министров СССР от 17.12.1959 г. N 1397 действовало до признания его утратившим силу на территории Российской Федерации в соответствии с постановлением Правительства РФ от 22.09.1993 N 953. Постановлением Совета Министров РСФСР от 06.09.1991 N 463 "Об утверждении списка профессий и должностей работников образования, педагогическая деятельность которых в школах и других учреждениях для детей дает право на пенсию за выслугу лет" постановление Совета Министров СССР от 17.12.1959 г. N 1397 утратившим силу не признавалось. Более того, в п. 3 постановления Совета Министров РСФСР от 06.09.1991 г N 463 (до признания утратившим силу указанного пункта постановлением Правительства РФ от 22.09.1993 N 953) указано о сохранении за другими педагогическими работниками условий и порядка назначения пенсий за выслугу лет, действовавших до введения Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР".

С учетом ст. 187 Трудового кодекса Российской Федерации, судом правильно сделан вывод о включении истцу в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии в соответствии с п.п. 19 п. 1 ст. 27 Федерального закона от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ, периодов ее нахождения на курсах повышения квалификации, поскольку в этот период за ней сохранялось место работы (должность) и заработная плата за полный рабочий день. Кроме того, в Правилах исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденных постановлением Правительства РФ от 11.07.2002 г. N 516, среди периодов, которые не включаются в периоды работы, дающие право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, не поименованы периоды нахождения на курсах повышения квалификации. Более того, в соответствии со ст. 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", в страховой стаж включаются периоды работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории Российской Федерации лицами, указанными в ч. 1 ст. 3 настоящего Федерального закона, при условии, что за эти периоды уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации. А потому, довод жалобы о неправомерности включения истцу в стаж для назначения досрочной пенсии периода нахождения на курсах усовершенствования, - является несостоятельным.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда и оценкой, исследованных им доказательств, поскольку при разрешении спора суд правильно определил характер спорных правоотношений, закон, которым следует руководствоваться при разрешении спора, и обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда мотивированы, соответствуют требованиям материального закона и установленным обстоятельствам дела.

Несостоятельными являются доводы жалобы о неверной оценке судом представленных доказательств. Суд первой инстанции при рассмотрении дела оценил указанные доказательства в соответствии с их относимостью и допустимостью. Оснований для переоценки доказательств и отмены судебного решения, как о том ставится вопрос в апелляционной жалобе, не имеется.

Доводы жалобы аналогичны обстоятельствам, на которые ссылался ответчик в суде первой инстанции в обоснование своих возражений, они были предметом обсуждения суда первой инстанции и им дана правильная правовая оценка на основании исследования в судебном заседании всех представленных обеими сторонами доказательств в их совокупности.

При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, а поэтому оснований для отмены по существу правильного судебного постановления по доводам жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 327.1, 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия


определила:

решение Базарно-Карабулакского районного суда Саратовской области от 07 июля 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда РФ в Балтайском районе Саратовской области - без удовлетворения.