В удовлетворении иска о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда отказано, поскольку в ходе судебного разбирательства факт распространения ответчиком сведений, порочащих честь и достоинство истца, не нашел подтверждения.

Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 29.08.2014 по делу N 33-4934/14


Судья Марьев А.Г.


Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда в составе:

председательствующего Меньшова С.В.,

судей Осиповой И.Г., Бостанова Ш.А.,

с участием секретаря судебного заседания М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе ответчика О. на решение Шпаковского районного суда от 29 мая 2014 года,

по исковому заявлению Д. к О. о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда, заслушав доклад судьи Меньшова С.В.,


установила:

Д. обратился в суд с вышеуказанным иском (впоследствии уточненным) к О., указав в его обоснование, что истцу на праве собственности принадлежит земельный участок с расположенным на нем жилым домом по адресу: /адрес/. По указанному адресу истец проживает со своей женой Д. и детьми. По соседству с ними по адресу: /адрес/ проживают супруги О. и О. На протяжении длительного периода времени О. обращается в различные организации, сообщая сведения несоответствующие действительности о том, что Д. жжет два раза в день отходы, мусор в мангале, от чего происходит задымление ее дома, ухудшение состояние здоровья ее и членов семьи, использует незаконно постройки под складирование продуктов, спецтехники, оскорбляет ее, бросается на нее и угрожает. На основании указанных заявлений О., с целью проведения проверок выезжали представители различных организаций.

Истец просил суд обязать О. опровергнуть сведения, имевшиеся в ее обращениях в различные государственные органы, путем обращения в эти органы, извиниться за неправомерные обращения и взыскать компенсацию морального вреда в размере... рублей.

Обжалуемым решением суда с О. взыскана компенсация морального вреда в размере... рублей, в остальной части требований отказано.

В апелляционной жалобе ответчик О. просит решение суда отменить, как незаконное и необоснованное. В жалобе ссылается на то, что в случае, когда гражданин обращается в компетентные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения, но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 152 ГК РФ, поскольку в указанном случае имело место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию. Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу. Так, истцом не предоставлено никаких доказательств того, что действия ответчика были направлены на причинение вреда истцу, а не направлены для защиты своих гражданских прав. В жалобе ссылается на то, что судом первой инстанции не принято во внимание то обстоятельство, что требование истца о взыскании компенсации морального вреда вытекает из первых двух требований, однако судом было отказано в их удовлетворении, следовательно и для взыскания компенсации морального вреда оснований не имеется.

В возражениях на апелляционную жалобу истец Д. просит решение суда оставить без изменения, а доводы апелляционной жалобы без удовлетворения, ввиду их несостоятельности.

Исследовав материалы гражданского дела, заслушав представителя ответчика О. адвоката С., просившего решение суда отменить, а доводы апелляционной жалобы удовлетворить, полномочных представителей истца Д. адвоката Г. и Д., полагавших возможным решение суда оставить без изменений, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия пришла к выводу, что решение суда в части взыскания компенсации морального вреда подлежит отмене, в связи с нарушением и неправильным применением норм материального права.

Из материалов дела следует, что Д. является собственником жилого дома с надворными постройками и земельного участка, расположенных по адресу: /адрес/ (т. 1 л.д. 12, 13), а ответчик О. проживает по адресу/адрес/.

Судом первой инстанции также установлено, что ответчик О. неоднократно обращалась в различные организации, а именно, в администрацию муниципального образования г. Михайловска, аппарат Правительства Ставропольского края, ГУ МЧС России по Ставропольскому краю, администрацию Президента РФ, прокуратуру Ставропольского края, с заявлениями по вопросам расположения подсобных помещений в домовладении Д., о нарушении им градостроительного и земельного законодательства, сжигания Д. мусора в мангале, установки мангала на территории частного домовладения, складирования продуктов питания, специализированной техники Д. в хозяйственных строениях.

Указанные обстоятельства правильно установлены судом первой инстанции, не оспариваются сторонами и подтверждаются надлежащими доказательствами по делу.

Разрешая исковые требования истца Д. о возложении обязанности на ответчика О. опровергнуть сведения, имевшиеся в ее обращениях и принести извинения за неправомерные обращения и отказывая в их удовлетворении, суд первой инстанции пришел к выводу, что в ходе судебного разбирательства не нашел подтверждения факт распространения ответчиком О. сведений, порочащих честь и достоинство истца.

Судебная коллегия соглашается с указанным выводом суда первой инстанции, поскольку он сделан с учетом представленных сторонами доказательств, оцененных судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, при правильном применении норм материального права.

Согласно ч. 3 ст. 29 Конституции РФ никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

В силу положений ст. 150 ГК РФ нематериальные блага (включая жизнь, здоровье, достоинство личности, личную неприкосновенность, честь и доброе имя и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона) защищаются в соответствии с ГК РФ и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и в тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (указанных в ст. 12 ГК РФ) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Положениями ст. 152 ГК РФ предусмотрен способ защиты чести, достоинства и деловой репутации гражданина путем опровержения сведений, порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию. Кроме того, установлено право гражданина, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненного их распространением.

Пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 3 от 24 февраля 2005 года "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" предусматривает, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

В соответствии с п. 9 указанного Постановления, истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

В п. 1 вышеуказанного Постановлении разъяснено, что, принимая во внимание конституционные положения, суды при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами - свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 23, 29, 33 Конституции Российской Федерации), с другой.

Абзацем 3 п. 9 Постановления также установлено, что в соответствии с со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Статьей 33 Конституции РФ закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок, в случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 152 ГК РФ, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

Предусмотренное ст. ст. 23 и 46 Конституции РФ право каждого на защиту своей чести и доброго имени, а также установленное ст. 152 ГК РФ право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространенных не соответствующих действительности порочащих сведений является необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления этими правами.

В случае, когда гражданин обращается в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении, но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 152 ГК РФ поскольку в указанном случае имело место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений. Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (п. 10).

С учетом вышеизложенных норм права, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении и исковых требований о возложении обязанности на О. опровергнуть сведения, имевшиеся в ее обращениях в различные государственные органы, путем обращения в эти органы и извиниться за неправомерные обращения.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с решением суда в части взыскания с ответчика О. в пользу Д. компенсации морального вреда, поскольку в ходе рассмотрения настоящего гражданско-правового спора не был установлен факт распространения ответчиком О. сведений, порочащих честь и достоинство истца, а истцом Д. в условиях состязательности и равноправия судебного заседания суду первой и апелляционной инстанции не представлено относимых и допустимых доказательств иного, в связи с чем решение суда подлежит отмене в данной части, а доводы апелляционной жалобы удовлетворению.

Руководствуясь ст. ст. 327 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия


определила:

Решение Шпаковского районного суда от 29 мая 2014 года в части взыскания с ответчика О. в пользу истца Д. компенсации морального вреда в размере... рублей отменить.

Принять по делу в отмененной части новое решение, которым в удовлетворении указанных исковых требований отказать.

Это же решение в остальной части оставить без изменения, доводы апелляционной жалобы ответчика О. удовлетворить.