Исковые требования об обязании переместить пчелосемьи за пределы населенного пункта удовлетворены правомерно, так как судом установлено, что укусы пчел ответчика несут реальную угрозу здоровью истицы.

Апелляционное определение Суда Еврейской автономной области от 20.08.2014 по делу N 33-428/2014


Судья: <...>


Судебная коллегия по гражданским делам суда Еврейской автономной области в составе:

председательствующего Коневой О.А.,

судей Золотаревой Ю.Г., Токмачевой Н.И.,

при секретаре Е.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Л. на решение Облученского районного суда ЕАО от 04.06.2014, которым постановлено:

Исковые требования К. к Л. об обязании переместить пчелосемьи за пределы населенного пункта, компенсации морального вреда, возмещении судебных расходов удовлетворить.

Обязать Л. ежегодно в весенне-летний период вывозить пчелосемьи, находящиеся на земельном участке по адресу: <...>, за пределы населенного пункта - за пределы территории, находящейся по адресу: <...>, и за пределы территории жилого дома по адресу: <...>

Взыскать с Л. в пользу К. <...> 30 копеек в счет возмещения понесенных судебных расходов.

Принять отказ К. от иска в части.

Прекратить производство по иску К. к Л. о компенсации морального вреда.

Разъяснить, что повторное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается.

Заслушав доклад судьи Золотаревой Ю.Г., пояснения ответчика Л., истицы К., заместителя начальника управления ветеринарии при правительстве ЕАО О., судебная коллегия


установила:

К. обратилась в суд с иском к Л. об обязании переместить пчелосемьи за пределы населенного пункта, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов. В обоснование иска указала, что является собственником земельного участка и индивидуального жилого дома, расположенных по адресу: <...> Ответчик проживает по адресу: <...>. На его земельном участке расположена пасека с наличием около 60 пчелосемей, несмотря на то, что ветеринарно-санитарный паспорт ему выдан на пасеку из 30 пчелосемей. Пчелы создают угрозу ее жизни и здоровью, а также жизни и здоровью ее семьи, в связи с чем она лишена возможности полноценно отдыхать на приусадебном участке, в весенне - летний период вынуждена постоянно прятаться от пчел, от чего испытывает физические и нравственные страдания. Ответчиком нарушаются нормы Инструкции по содержанию пчелиных семей и организации пчеловодства в населенных пунктах и дачных участках. Летки улей расположены по направлению к ее участку, в результате чего пчелы роятся и летят на участок. Кроме того, у нее имеется аллергия на укусы пчел, что создает реальную угрозу для жизни и здоровья. Обращения в контролирующие органы по разрешению возникшей ситуации не привели к положительным результатам. Просила суд обязать ответчика переместить пчелосемьи за пределы <...> ЕАО на весенне-летний период, взыскать в ее пользу моральный вред в размере <...> рублей, судебные расходы в сумме <...> рублей за составление искового заявления и <...> рублей по оплате государственной пошлины.

Определением суда от 18.04.2014 к участию в деле для дачи заключения по вопросу соблюдения ответчиком правил содержания пчел привлечено управление ветеринарии при правительстве ЕАО.

В судебном заседании истица К. заявленные требования поддержала в части, от иска о взыскании компенсации морального вреда отказалась. Дополнительно пояснила, что по <...> ЕАО она проживает с супругом с 2007 года. Расстояние от пасеки ответчика до ее жилого дома составляет не более 15-20 метров. На сегодняшний день на его земельном участке находится 20 пчелосемей. Ежегодно летом на один месяц он вывозит пчелосемьи за пределы <...> ЕАО. В весенне-летний период пчелы постоянно кусают ее, мужа и других соседей. Л. не справляется с содержанием большого количества пчелосемей, в связи с чем они постоянно залетают к ней в огород. Кусают ее именно пчелы ответчика, поскольку на таком близком расстоянии от ее дома находится только его пасека. Не принимая должных мер для обеспечения безопасности проживающих рядом людей, ответчик нарушает правила содержания пчел. Сплошной забор на границе земельных участков высотой 2 метра он поставил только в мае 2014 года.

Ответчик Л. исковые требования не признал. Пояснил, что земельный участок, расположенный по адресу: <...>, использует для ведения личного подсобного хозяйства. Являясь профессиональным пчеловодом, имеет достаточный стаж для содержания пчел. По состоянию на 04.06.2014 на его земельном участке находилось около 3-4 ульев с пчелосемьями и 5 отводков в пакетах, остальные пчелы вывезены за пределы <...> в лес на кочевку. Планирует вывозить и другие пчелосемьи на лето. Расстояние от его пасеки до дома истицы составляет около 20 метров, а от расположенных на его земельном участке ульев до забора, граничащего с ее земельным участком, около 5-6 метров. В 2007 году имел место случай, когда пчелиный рой вылетел из улья его пасеки и залетел на земельный участок истицы, с ее разрешения он забрал своих пчел. Считает, что не нарушает каких-либо правил содержания и разведения пчел, поскольку имеет санитарно-ветеринарный паспорт пчеловода, весной проводит дезинфекцию, сдает помор пчел на анализы в ветеринарную службу, в мае 2014 года поставил сплошной забор по всему периметру земельного участка высотой 2 метра, ежегодно на все лето до сентября вывозит пчел в лес на кочевку для их развития и медосбора. Площадь земельного участка позволяет ему содержать на нем большое количество пчелосемей. Летки ульев стоят в направлении забора к дому истицы, что допустимо и правильно. Полагает невозможным вывозить пчелосемьи весной за пределы населенного пункта, так как для этого требуется много подготовительной работы. Согласен вывозить их в лес только на лето. Его пчелы истицу не кусают. Рядом с ее домом на расстоянии 400 метров имеется другая пасека. Кроме того, на расстоянии около 1 км от их с истицей домов находится лес.

Суд постановил указанное решение.

В апелляционной жалобе Л. просил решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новое судебное постановление об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Считает, что суд при вынесении решения не мог руководствоваться положениями Инструкции по содержанию пчелиных семей и организации пчеловодства в населенных пунктах и на дачных участках, поскольку данный документ утратил силу, а также положениями постановления правительства республики Башкортостан "Об утверждении республиканских нормативов градостроительного проектирования" в связи с тем, что данный правовой акт регулирует отношения в области градостроительства, кроме того, вступил в законную силу в 2008 году, а он занимается пчеловодством с 2003 года.

Законодатель разрешает гражданам, ведущим личное подсобное хозяйство, содержать на принадлежащем им земельном участке пчел, и запрет на их содержание возможен в случае, если характеристики участка этого не позволяют. Доказательств, подтверждающих указанное обстоятельство, истицей в судебное заседание не представлено.

Считает, что суд необоснованно при отсутствии медицинских документов принял в качестве доказательств пояснения истицы К., свидетелей Г. и С. Кроме того, по вопросу укусов истицы его пчелами свидетели давали пояснения исходя из ее слов.

Таким образом, К. не представлено доказательств, свидетельствующих о нарушении его действиями по организации пасеки ее прав и законных интересов и о том, что эти нарушения могут быть устранены переносом ульев за пределы населенного пункта.

Судом при вынесении решения не установлен разумный срок, необходимый для его исполнения, поскольку для перемещения пчелосемей за пределы населенного пункта требуется выполнить ряд организационных мероприятий.

В суде апелляционной инстанции ответчик Л. требования и доводы апелляционной жалобы поддержал. Пояснил, что когда истица приобретала дом, она видела, что на соседнем участке находится пасека. Раньше аллергии у нее не было. С представленной истицей медицинской справкой он не согласен, так как обследование ее не проводилось, общее состояние организма не выяснялось. Ранней весной вывозить пчел он не может. Из зимовья он выносит ульи в первых числах апреля. Потом нужно проводить подготовительную работу, убрать лишние рамки, утеплить ульи, дать пчелам подкормку, пересадить их в другие ульи, старые ульи продезинфицировать, поэтому пчел на кочевку он вывозит в начале июня. В апреле и мае пчелы угрозы не представляют, количество их сокращается, они меньше летают. В настоящее время все ульи с пчелами вывезены с приусадебного участка.

Истица К. выразила несогласие с апелляционной жалобой ответчика, просила решение суда оставить без изменения. Пояснила, что пчелы первые два дня после выноса из зимовья делают облет, остальные дни они летают как обычно и залетают на ее земельный участок. Забор ответчик установил в мае текущего года. Однако он в полной мере не ограждает ее и других соседей от укусов пчел ответчика. После установки забора непосредственно перед заседанием суда первой инстанции ее супруга и соседа укусили пчелы ответчика. Она в свою очередь днем на улицу не выходила.

Судом первой инстанции в соответствии со ст. 47 ГПК РФ к участию в деле привлечено управление ветеринарии при правительстве ЕАО. В суде апелляционной инстанции заместитель начальника управления О. пояснила, что по соблюдению ветеринарно-санитарных правил содержания пчел претензий со стороны управления к Л. нет. Порядок проектирования объектов пчеловодства находится вне сферы деятельности управления ветеринарии. Если человек страдает аллергией на укусы пчел, они для его здоровья представляют опасность. Нельзя сказать, что в апреле и мае активность пчел снижается.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав пояснения лиц, участвующих в апелляционной инстанции, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 3 ст. 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Согласно ч. 2 ст. 36 Конституции РФ владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц.

В силу ст. 209 ГК РФ владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (статья 129), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

В соответствии со ст. 10 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" граждане обязаны не осуществлять действия, влекущие за собой нарушение прав других граждан на охрану здоровья и благоприятную среду обитания.

Материалами дела установлено, что истица К. проживает по адресу: <...> Владельцем соседнего земельного участка, расположенного по адресу: <...>, является ответчик Л.

На указанном участке у ответчика имеется пасека, в спорный период там находилось 50 ульев с пчелами, от пасеки Л. до дома истицы расстояние не более 20 метров, летки расположенных на пасеке ульев направлены в сторону дома истицы. Указанные обстоятельства не оспаривались сторонами.

Справкой врача аллерголога-иммунолога высшей категории ООО "Медицинский диагностический центр" от 03.05.2014 подтверждается, что истица имеет токсико-аллергическую реакцию на укусы перепончатокрылых, ей рекомендовано медикаментозное лечение при укусе пчелы, а также исключить возможность укусов перепончатокрылых.

Допрошенный в суде первой инстанции свидетель Г. пояснил, что с 1981 года проживает по соседству с истцом и ответчиком, по адресу: ЕАО<...> От пасеки Л. до дома К. не более 15 метров. У ответчика имеется 50 пчелосемей, они постоянно кусают его и К., других соседей, поэтому они не могут полноценно жить в своих домах и пользоваться огородами. Летки ульев направлены в сторону его дома и дома К. Он неоднократно видел, как рой пчел Л. вылетал из ульев и залетал в другие огороды, в том числе на земельный участок истицы. Других пасек вблизи нет, лес находится далеко. Укусы пчел прекращаются, когда ответчик вывозит их на кочевку.

Свидетель С. в суде первой инстанции пояснила, что приходится истице дочерью, часто приезжает к ней в гости. Весной 2014 года на пасеке ответчика было около 50-55 ульев. Его пчелы постоянно летают в огороде и во дворе дома ее родителей, кусают их. К. пчелы кусали неоднократно, что опасно для ее здоровья, так как она страдает аллергией, начинает из-за этого задыхаться, один раз ей вызывали скорую помощь. Ее мама не может полноценно жить в своем доме, вынуждена постоянно принимать противоаллергические лекарства после укусов пчел ответчика.

Таким образом, судом первой инстанции установлено, что укусы пчел ответчика несут реальную угрозу здоровью истицы.

Довод ответчика о том, что представленными истицей доказательствами, в том числе и медицинской справкой, не подтверждается наличие у нее аллергической реакции на укусы пчел, судебная коллегия находит несостоятельным, противоречащим материалам дела. Кроме того, доказательств обратного ответчиком не представлено ни суду первой, ни суду апелляционной инстанций.

Материалами дела подтверждается, что в мае 2014 года ответчик оградил пасеку двухметровым забором. Однако предпринятые меры полностью не предотвратили для истицы опасность укусов соседскими пчелами.

Согласно Методическим рекомендациям по техническому проектированию объектов пчеловодства, введенных в действие 06.08.2010 Министерством сельского хозяйства, нельзя выбирать участок для строительства пасеки в непосредственной близости (в радиусе до 300 м) от детских учреждений, школ, больниц, домов отдыха, стадионов, а также усадеб граждан, имеющих медицинское заключение об аллергической реакции на ужаление пчел.

Приусадебные участки и участки садоводческих товариществ должны быть огорожены сплошным забором высотой не менее 2 м, по периметру забора высаживаются деревья и кустарники такой же высоты. Размещение ульев на приусадебных участках и в садоводческих товариществах допускается в случае, если на непосредственно примыкающих к ним приусадебных участках и участках садоводческих товариществ не проживают граждане, имеющие заключение об аллергической реакции на ужаление пчел (п. п. 3.1, 3.6).

Как следует из п. 1.2 данных Методических рекомендаций, в соответствии с Федеральным законом "О техническом регулировании" от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ до принятия соответствующих технических регламентов техническое регулирование в области применения ветеринарно-санитарных мер осуществляется в соответствии с Законом Российской Федерации "О ветеринарии" от 14 мая 1993 г. N 4979-1.

В связи с этим ветеринарно-санитарные требования и нормативы, изложенные в методических рекомендациях по технологическому проектированию, обязательны для выполнения на всей территории Российской Федерации государственными органами, учреждениями, предприятиями, должностными лицами и гражданами, независимо от того, упоминаются данные рекомендации в задании на проектирование или нет.

Принимая во внимание отсутствие как федерального нормативно-правового акта, так и акта ЕАО, регулирующего спорное правоотношение, ссылку суда первой инстанции на указанные выше Методические рекомендации судебная коллегия находит обоснованной.

В силу ст. 12 ГК РФ одним из способов защиты нарушенного права является пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Согласно ст. 1065 ГК РФ опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую опасность.

Если причиненный вред является последствием эксплуатации предприятия, сооружения либо иной производственной деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом, суд вправе обязать ответчика, помимо возмещения вреда, приостановить или прекратить соответствующую деятельность.

Принимая во внимание, что истица страдает аллергией на укусы пчел, суд первой инстанции обоснованно возложил на ответчика обязанность ежегодно перемещать пчелосемьи за пределы населенного пункта в весенне-летний период.

Довод ответчика о том, что суд первой инстанции необоснованно руководствовался при вынесении оспариваемого решения положениями недействующей Инструкции по содержанию пчелиных семей и организации пчеловодства в населенных пунктах и дачных участках от 17.06.2002, а также законодательством другого субъекта РФ, не может являться основанием для отмены вынесенного правильного по существу судебного постановления. Кроме того, общие нормы гражданского права, которыми руководствовался суд при вынесении настоящего решения, запрещают реализацию частного права в нарушение прав и законных интересов других лиц.

Вместе с тем заслуживает внимания довод апелляционной жалобы о том, что оспариваемым решением не установлен конкретный срок для исполнения ответчиком возложенной обязанности, в том числе с учетом необходимости проведения необходимых подготовительных мероприятий.

Так, в соответствии с п. 3.6 Ветеринарно-санитарных правил содержания пчел, утвержденных Главным управлением ветеринарии Министерства сельского хозяйства СССР 15.12.1976, весной при наступлении устойчивой теплой погоды ульи с пчелами выставляют из зимовника. В первый день выставки проводят беглый осмотр пчелиных семей и оказывают необходимую помощь слабым, в последующие дни проводят ревизию пчелиных семей. Осмотр начинают с сильных семей и кончают слабыми, а затем их пересаживают в продезинфицированные ульи.

В суде апелляционной инстанции ответчик Л. пояснил, что ежегодно выставляет пчел из зимовника в начале апреля.

Принимая во внимание пояснения ответчика, а также учитывая, что после зимовья пчел требуется провести необходимую подготовительную работу, предусмотренную Ветеринарно-санитарными правилами содержания пчел, Инструкцией о мероприятиях по предупреждению и ликвидации болезней, отравлений и основных вредителей пчел, утвержденной Минсельхозпродом РФ 17.08.1998 N 13-4-2/1362, судебная коллегия считает возможным обязать Л. ежегодно перемещать пчелосемьи за пределы населенного пункта <...> в период с мая по август включительно.

Довод ответчика о том, что пчелы в мае не представляют угрозы, противоречит пояснениям истицы и заместителя начальника управления ветеринарии при правительстве ЕАО О., данным в суде апелляционной инстанции.

Разрешая вопрос о взыскании с ответчика в пользу истицы судебных расходов, суд первой инстанции обоснованно отнес к их числу затраты истицы на оплату государственной пошлины в размере <...> рублей, на оказанные ей юридические услуги по оформлению искового заявления - <...> рублей, на прием врача аллерголога - <...> рублей и проведение аллергопроб - <...> рублей, на проезд к врачу аллергологу - <...> 30 копеек, на проезд в суд для рассмотрения настоящего дела - <...> рублей. При этом общую сумму судебных расходов суд указал неверно <...> 30 копеек вместо <...> 30 копеек, в силу чего судебная коллегия считает необходимым устранить данную арифметическую ошибку, допущенную в решении суда первой инстанции.

На основании вышеизложенного, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы ответчика.

При этом внесенные судебной коллегией вышеперечисленные уточнения в решение суда не касаются существа заявленных исковых требований, в силу чего не влекут изменения оспариваемого судебного акта.

Руководствуясь ст. ст. 328 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия


определила:

Решение Облученского районного суда ЕАО от 04.06.2014 оставить без изменения.

Изложить абзацы 1-3 резолютивной части решения в новой редакции:

"Исковое требование К. к Л. о возложении обязанности переместить пчелосемьи за пределы населенного пункта, взыскании судебных расходов - удовлетворить.

Обязать Л. ежегодно в период с мая по август включительно вывозить пчелосемьи, находящиеся на земельном участке по адресу: <...> за пределы данного населенного пункта.

Взыскать с Л. в пользу К. <...> 30 копеек в счет возмещения понесенных по делу судебных расходов".

Апелляционную жалобу Л. оставить без удовлетворения.