В удовлетворении исковых требований о взыскании единовременной денежной выплаты в качестве меры социальной поддержки медицинских работников отказано правомерно, так как истцы к категории лиц, которым могут быть предоставлены меры социальной поддержки, предусмотренные законодательством, не относятся.

Апелляционное определение Суда Еврейской автономной области от 27.08.2014 по делу N 33-449/2014


Судья: <...>


Судебная коллегия по гражданским делам суда Еврейской автономной области в составе:

председательствующего Поповой М.Н.,

судей Золотаревой Ю.Г., Кнепмана А.Н.,

при секретаре Ш.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе П.

на решение Облученского районного суда Еврейской автономной области от 09 июня 2014 года, которым постановлено:

Исковые требования Ю.А., П., Т., Б.З., Ч., З.Т. к федеральному казенному учреждению "Исправительная колония N 2 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Еврейской автономной области", Министерству финансов Российской Федерации о взыскании единовременной денежной выплаты в качестве меры социальной поддержки медицинских работников, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда - оставить без удовлетворения.

Принять отказ Г.Л. и Н.Е.Ф. от исковых требований к федеральному казенному учреждению "Исправительная колония N 2 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Еврейской автономной области", Министерству финансов Российской Федерации о взыскании единовременной денежной выплаты в качестве меры социальной поддержки медицинских работников, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда, и дело в данной части производством прекратить.

Разъяснить сторонам, что после принятия судом отказа от иска и прекращения производства по делу, повторное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и тем же основаниям не допускается.

Заслушав доклад судьи Золотаревой Ю.Г., пояснения представителей ответчиков федерального казенного учреждения "Лечебное исправительное учреждение N <...> Управления Федеральной службы исполнения наказаний по ЕАО" С., Министерства финансов РФ Г.Н., судебная коллегия


установила:

Г.Л., Ю.А., Н.Е.Ф., П., Т., Б.З., Ч., З.Т. обратились в суд с иском к федеральному казенному учреждению "Лечебное исправительное учреждение N 2 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Еврейской автономной области" (далее ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО) о взыскании выплат в счет мер социальной поддержки. Требования мотивировали тем, что, работая в учреждении государственной системы здравоохранения ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО в соответствии с Постановлением Правительства РФ N 839 от 17.10.2011 "О мерах социальной поддержки в 2012-2014 годах медицинских и фармацевтических работников, проживающих и работающих в сельских населенных пунктах, рабочих поселках (поселках городского типа), занятых на должностях в федеральных государственных учреждениях" имеют право на единовременную денежную выплату по оплате жилых помещений, отопления и освещения за период с 01.01.2005 года по 31.12.2011 года в размере <...> рубля, однако ответчик указанные выплаты производить отказывается. Просили взыскать с ответчика указанную сумму, а также проценты за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ с учетом действующей ставки рефинансирования в размере <...> 86 копеек, и компенсацию морального вреда в сумме <...> рублей.

Определением суда от 17.04.2014 дела по искам Г.Л., Ю.А., Н.Е.Ф., П., Т., Б.З., Ч., З.Т. соединены в одно производство. К участию в деле привлечены в качестве соответчика Министерство финансов РФ, в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика УФСИН России по ЕАО.

Впоследствии истицы Ю.А., Б.З., П. заявленные требования уточнили, просили взыскать с ответчика единовременную выплату в размере 63 684 рубля, проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 01.01.2013 года по 06.06.2014 года в размере <...> 64 копейки, с учетом банковской ставки 8,25%, компенсацию морального вреда в размере <...> рублей.

В судебное заседание истицы Г.Л., Ю.Л., Н.Е.Ф., П., Т., Б.З., Ч., З.Т. не явились, просили рассмотреть дело в их отсутствие.

От истцов Г.Л. и Н.Е.Ф. поступило письменное заявление, в котором они просили производство по делу прекратить в связи с отказом от иска.

Представитель соответчика Министерства финансов РФ З.С. в судебное заседание не явился, просил о рассмотрении дела в его отсутствие. Представил письменные возражения, в которых выразил несогласие с заявленными требованиями и указал, что Министерство финансов РФ является ненадлежащим ответчиком по делу по причине отсутствия трудовых правоотношений с работниками ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО. Медицинские работники указанного учреждения в соответствии с действующим законодательством не являются медицинскими и фармацевтическими работниками федеральных учреждений государственной системы здравоохранения, и, следовательно, не имеют право на предоставление данных мер социальной поддержки. Кроме того, истцами пропущен срок исковой давности для обращения в суд.

Представитель третьего лица УФСИН России по ЕАО Н.В. в судебное заседание не явилась, просила рассмотреть дело в ее отсутствие, представила письменный отзыв, в котором указала, что в соответствии с ч. 14 ст. 16 УИК РФ лечебные исправительные колонии являются учреждениями уголовно-исполнительной системы. В перечень федеральных специализированных учреждений здравоохранения ФКУ ЛИУ- 2 УФСИН России по ЕАО не входит. Таким образом, ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО не является учреждением системы здравоохранения, и медицинские работники данного учреждения по состоянию на 31.12.2004 не имели права на бесплатное предоставление квартир с отоплением и освещением, и как следствие, на получение единовременных выплат, предусмотренных п. 2 Постановления Правительства РФ от 17.10.2011 N 839. Просила в удовлетворении заявленных требований отказать.

В судебном заседании представитель истцов Ю.А., Б.З., П. Б.Н. требования доверительниц поддержала в полном объеме. Дополнительно пояснила, что ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО, в составе которого находится больница, относится к государственному учреждению здравоохранения, поскольку является специализированным лечебно-профилактическим учреждением, предназначенным для лечения осужденных.

Представитель ответчика ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО С. исковые требования не признала. Пояснила, что в соответствии с Указом Президента РФ от 13.10.2014 N 1314, ч. 14 ст. 16 УИК РФ, ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО является учреждением уголовно - исполнительной системы и не входит в перечень федеральных специализированных медицинских учреждений. Несмотря на неоднократные переименования, учреждение всегда оставалось в ведомстве УФСИН и к федеральной специализированной системе здравоохранения не относилось. Медицинские работники ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО по состоянию на 31.12.2004 не имели право на бесплатное предоставление квартир с отоплением и освещением, поэтому меры социальной поддержки, определенные п. 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 17.10.2011 N 839, на них не распространяются.

Суд постановил указанное решение.

В апелляционной жалобе истица П. просила решение суда первой инстанции отменить и принять по делу новое судебное постановление об удовлетворении заявленных требований.

Мотивируя жалобу, указала, что Конституционным Судом РФ признано право работников учреждений государственной системы здравоохранения, в том числе и работников больниц уголовно-исполнительной системы до 01.01.2005 на бесплатное предоставление квартир с отоплением и освещением в сельской местности.

Законодатель передал Правительству РФ полномочия по принятию нормативно-правовых актов, регулирующих порядок предоставления с 01.01.2005 мер социальной поддержки только медицинским работникам федеральных специализированных организаций здравоохранения, тем сам, лишив медицинских работников больниц, находящихся в ведении ФСИН РФ, до 01.01.2005 пользовавшихся жилищно-коммунальными льготами, указанного права без какой-либо компенсации.

Вместе с тем в силу правовых позиций, сформулированных в вынесенных Конституционным Судом Российской Федерации определениях, а также предписаний части 1 статьи 153 Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ,не предполагается, что Российская Федерация вправе произвольно отказаться от предоставления медицинским работникам больниц, относящихся к ведению ФСИН РФ, работающим и проживающим в сельской местности, жилищно-коммунальных льгот, которыми они пользовались на основании законодательства, действовавшего до 1 января 2005 года.

Больница ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО является лечебно-профилактическим учреждением уголовно-исполнительной системы, предназначенным для медицинской помощи осужденным. В связи с чем выводы суда первой инстанции о том, что медицинские работники ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО не являются работниками учреждения государственной системы здравоохранения противоречат положениям федерального законодательства и выводам, изложенным Конституционным Судом РФ в своих определениях, а также фактическим обстоятельствам дела.

Считает, что ссылки суда первой инстанции на ранее вынесенные судебные постановления не могли быть положены в основу настоящего решения, так как выносились в отношении других лиц и не касались предмета настоящего спора.

В возражениях относительно апелляционной жалобы Министерство финансов РФ полагало решение суда первой инстанции подлежащим оставлению без изменения.

Указало, что в соответствии с пунктами 9, 14 статьи 16 УИК РФ лечебные исправительные учреждения входят в систему органов исполнения наказания и не являются учреждениями здравоохранения, а также органами, входящими в государственную систему здравоохранения.

Лечебное исправительное учреждение, в котором работали истицы, не включено в перечень федеральных специализированных медицинских учреждений, и не входит в состав региональных и муниципальных лечебных учреждений.

Социальные льготы, установленные частью 2 статьи 63 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, действовавшей до 01.01.2005, не распространяется на врачей, провизоров, работников со средним медицинским образованием, работающих в лечебных исправительных учреждениях системы исполнения наказаний и проживающих в сельской местности и поселках городского типа. Местом работы П. является ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО, а не больница, являющаяся структурным подразделением ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО.

Ссылка апелляционной жалобы истицы на определения Конституционного Суда является несостоятельной, поскольку они касаются медицинских работников больниц, находящихся в ведении ФСИН РФ, которые работали и проживали в сельской местности и пользовались указанными льготами до 01 января 2005 года в соответствии с ч. 2 ст. 63 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан.

В апелляционную инстанцию истицы Г.Л., Ю.А., Н.Е.Ф., П., Т., Б.З., Ч., З.Т., представитель истиц Ю.А., Б.З., П. Б.Н., представитель третьего лица УФСИН России по ЕАО не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, в связи с чем судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело без их участия.

Представитель Министерства финансов РФ Г.Н. в суде апелляционной инстанции выразила несогласие с апелляционной жалобой истицы П., поддержала поданные относительно нее возражения. Просила решение суда первой инстанции оставить без изменения.

Представитель ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО С. просила решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу истицы П. - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, поступивших относительно нее возражений, выслушав пояснения лиц, участвующих в апелляционной инстанции, судебная коллегия приходит к следующему.

Пунктом 1 Постановления Правительства РФ от 17.10.2011 N 839 медицинским и фармацевтическим работникам, проживающим и работающим по трудовому договору в сельских населенных пунктах, рабочих поселках (поселках городского типа), состоящим в штате по основному месту работы в федеральных государственных учреждениях, подведомственных федеральным органам исполнительной власти, в качестве меры социальной поддержки с 01.01.2012 по 31.12.2014 установлена ежемесячная денежная выплата по оплате жилых помещений, отопления и освещения в размере 1 200 рублей.

Пунктом 2 вышеуказанного нормативного правового акта постановлено осуществить в 2012 году медицинским и фармацевтическим работникам федеральных учреждений государственной системы здравоохранения (в том числе лицам, являвшимся медицинскими и фармацевтическими работниками указанных учреждений и уволившимся до 1 января 2012 г.) в случае, если они имели право по состоянию на 31 декабря 2004 г. на бесплатное предоставление квартир с отоплением и освещением в соответствии с законодательством Российской Федерации, единовременную денежную выплату за фактически отработанное время в федеральных учреждениях государственной системы здравоохранения в период с 1 января 2005 г. по 31 декабря 2011 г. из расчета 433 рубля в месяц в 2005 году, 565 рублей в месяц в 2006 году, 641 рубль в месяц в 2007 году, 706 рублей в месяц в 2008 году, 878 рублей в месяц в 2009 году, 981 рубль в месяц в 2010 году, 1103 рубля в месяц в 2011 году.

Из содержания данных пунктов Постановления Правительства РФ усматривается, что в качестве получателей выплат в них указаны медицинские и фармацевтические работники разных государственных учреждений и установлены различные требования для получения предусмотренных выплат.

Пунктом 1 Постановления Правительства РФ от 17.10.2011 N 839 предусмотрено право на получение ежемесячной выплаты в твердой денежной сумме с 01.01.2012 по 31.12.2014 медицинским работникам, состоящим в штате федеральных государственных учреждений, независимо от их принадлежности к государственной системе здравоохранения.

Однако пункт 2 данного Постановления Правительства РФ устанавливает социальные выплаты только медицинским работникам федеральных учреждений государственной системы здравоохранения.

Податель апелляционной жалобы осуществляла трудовую деятельность в качестве медицинского работника лечебно-исправительного учреждения, которое, как правильно указал суд первой инстанции, не относится к федеральным учреждениям государственной системы здравоохранения.

В подтверждение обоснованности заявленного требования в апелляционной жалобе П. содержится ссылка на определение Конституционного Суда РФ от 05.02.2009 N 149-О-П, согласно которому действующее правовое регулирование не предполагает лишение медицинских работников больниц, относящихся к ведению Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации, работающих и проживающих в сельской местности, жилищно-коммунальных льгот, которыми они пользовались до 01 января 2005 года на основании части второй статьи 63 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан.

Положениями части 2 статьи 63 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, утратившими силу с 01.01.2005 на основании Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ, предусматривалось, что врачи, провизоры, работники со средним медицинским и фармацевтическим образованием государственной и муниципальной систем здравоохранения, работающие и проживающие в сельской местности и поселках городского типа, а также проживающие с ними члены их семей имели право на бесплатное предоставление квартир с отоплением и освещением в соответствии с действующим законодательством.

Из данной нормы следует, что право на бесплатное предоставление квартир с отоплением и освещением имели медицинские и фармацевтические работники государственной и муниципальной систем здравоохранения.

Перечень государственных органов и учреждений, которые относились к государственной системе здравоохранения, содержался в статье 12 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан.

Однако из вышеназванной нормы не следовало, что лечебные исправительные учреждения входят в государственную систему здравоохранения.

В соответствии с пунктами 9, 14 ст. 16 Уголовно-исполнительного кодекса РФ лечебные исправительные учреждения входят в систему органов исполнения наказаний.

Приказом Министерства здравоохранения РФ N 310 и Министерства юстиции РФ N 241 от 09.08.2001 утверждена Номенклатура учреждений здравоохранения уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ.

Подпунктом 1.2.1. Номенклатуры к лечебно-профилактическим учреждениям для медицинского обслуживания подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, а также осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях УИС, отнесены больничные учреждения: больницы, специализированные больницы (психиатрические, туберкулезные).

Пунктом 3 Номенклатуры предусмотрено, что больницы, в том числе специализированные, раздела "Лечебно - профилактические учреждения" для медицинского обслуживания подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, а также осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях УИС, могут создаваться как самостоятельные учреждения здравоохранения УИС, так и в составе следственного изолятора, исправительного учреждения.

Как следует из устава, ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО является учреждением уголовно-исполнительной системы, исполняющим уголовное наказание в виде лишения свободы. Согласно п. 3.8 устава в структуру Учреждения входит, в том числе, больница.

В соответствии с Положением о больнице ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО больница для медицинского обслуживания осужденных организуется в соответствии с п. 2 ст. 101 Уголовно-исполнительного кодекса РФ и приказом Министерства юстиции РФ и Министерства здравоохранения РФ от 17.10.2005 N 640/190, входит в состав ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО и не является юридическим лицом.

Согласно пункту 2 статьи 101 Уголовно-исполнительного кодекса РФ в уголовно-исполнительной системе для медицинского обслуживания осужденных организуются лечебно-профилактические учреждения (больницы, специальные психиатрические и туберкулезные больницы) и медицинские части, а для содержания и амбулаторного лечения осужденных, больных открытой формой туберкулеза, алкоголизмом и наркоманией, - лечебные исправительные учреждения.

При таких обстоятельствах верным является вывод суда первой инстанции о том, что ФКУ (ранее ЯБ-257/2, АХ-10/2, ФГУ, ФБУ) "Лечебное исправительное учреждение N 2 УФСИН России по ЕАО" учреждением здравоохранения не является и не являлось таковым ранее, а осуществление функций по медико-санитарному обслуживанию содержащихся в нем осужденных и оказание им медицинской помощи реализовывает в рамках деятельности самого учреждения, то есть в его составе.

Отнести больницу ФКУ ЛИУ-2 УФСИН России по ЕАО к медицинским организациям, создаваемым федеральными органами исполнительной власти и входящими в соответствии со ст. 12 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан в государственную систему здравоохранения, нельзя, так как самостоятельного правового статуса указанное учреждение не имеет, является структурным подразделением лечебно-исправительного учреждения.

Федеральным законом от 22.08.2004 N 122-ФЗ положение о праве медицинских работников, работающих и проживающих в сельской местности, на бесплатное предоставление квартир с отоплением и освещением исключено из статьи 63 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан с 01 января 2005 года.

Одновременно было установлено, что меры социальной поддержки медицинских и фармацевтических работников федеральных специализированных организаций здравоохранения устанавливаются Правительством РФ; организаций здравоохранения, находящихся в ведении субъектов Российской Федерации - органами государственной власти субъектов Российской Федерации; муниципальных организаций здравоохранения - органами местного самоуправления.

Лечебное исправительное учреждение, в котором работала податель жалобы, как и другие истицы, не включено в перечень федеральных специализированных медицинских учреждений, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 29 декабря 2004 года N 872.

Не входит указанное лечебное исправительное учреждение в состав региональных и муниципальных лечебных учреждений.

При таких обстоятельствах ссылка апелляционной жалобы в обоснование заявленных требований на вышеуказанное определение Конституционного Суда РФ является несостоятельной, так как на П., являющуюся медицинским работником лечебного исправительного учреждения, социальные льготы, предусмотренные частью 2 статьи 63 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, не распространялись.

В Обзоре, утвержденном Постановлениями Президиума Верховного Суда РФ от 4, 11 и 18 мая 2005 года, разъяснялось, что на врачей, провизоров, работников со средним медицинским образованием, работающих в лечебных исправительных учреждениях системы исполнения наказаний и проживающих в сельской местности и поселках городского типа, льгота, установленная п. 9 ч. 2 ст. 63 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, действовавшим до 1 января 2005 года, не распространяется.

Конституция РФ в соответствии с целями социального государства, каковым является Российская Федерация (ст. 7), устанавливая гарантии социальной защиты, в том числе меры социального обеспечения в предусмотренных законом случаях (ч. 1 ст. 39), вместе с тем не определяет конкретные способы и объемы такой защиты; законодатель обладает достаточно широкой свободой усмотрения при установлении мер социальной защиты тем или иным категориям граждан.

Правительство РФ, реализуя предоставленные ему законом полномочия, распространило право на получение выплат, предусмотренных п. 2 Постановления Правительства РФ от 17.10.2011 N 839, на более узкий круг лиц, чем указанный в п. 1 данного нормативного правового акта.

Данное Постановление Правительства РФ принято позднее определения Конституционного Суда РФ от 05.02.2009 N 149-О-П, и правовые основания для применения ранее высказанных позиций Конституционного Суда РФ с целью расширения круга лиц, указанных в п. 2 Постановления Правительства РФ, отсутствуют.

Кроме того, разрешая вопрос о праве на получение социальных выплат, предусмотренных п. 2 Постановления Правительства РФ, суд первой инстанции правильно принял во внимание то, что на медицинских работников лечебно-исправительного учреждения N 2 пос. Бира Облученского района ЕАО распространяло действие постановление ВЦИК, СНК РСФСР от 10.06.1930 "О льготах квалифицированным работникам в сельских местностях и рабочих поселках", на основании которого они пользовались льготой по оплате жилых помещений, отопления и освещения наряду с иными квалифицированными работниками, работающими и проживающими в сельской местности.

Указанное постановление ВЦИК, СНК РСФСР с 08.05.2003 Федеральным законом от 06.05.2003 N 52-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "Об основах федеральной жилищной политики" и другие законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования системы оплаты жилья и коммунальных услуг" признано утратившим силу. Иное нормативное регулирование относительно социальных гарантий, связанных с бесплатным предоставлением жилых помещений, отоплением и освещением, для названной категории квалифицированных работников, включая медицинских работников, осуществляющих трудовую деятельность вне учреждений государственной (муниципальной) системы здравоохранения, законодательно до 01.01.2005 и после указанной даты не было предусмотрено.

Следовательно, истицы по состоянию на 01.01.2005 льготами на бесплатное предоставление квартир с отоплением и освещением не пользовались. В этой связи к категории лиц, которым могут быть предоставлены меры социальной поддержки, предусмотренные пунктом 2 Постановления Правительства РФ от 17.10.2011 N 839, они не относятся.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о том, что заявленное требование о взыскании единовременных денежных выплат, предусмотренных п. 2 Постановления Правительства РФ от 17.10.2011 N 839, не основано на законе и не подлежит удовлетворению, является верным.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы истицы П. и отмены решения суда первой инстанции.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 328 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия


определила:

Решение Облученского районного суда ЕАО от 09 июня 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу П. - без удовлетворения.