О признании недействующим абзаца 17 главы 3 Границ зон охраны объекта культурного наследия регионального значения Госпиталь Екатеринбургского завода, где состоялось первое театрализованное представление, расположенного по адресу: г. Екатеринбург, ул. Воеводина, 5, режимов использования земель и градостроительных регламентов в границах данных зон, утв. Постановлением Правительства Свердловской области от 26.11.2013 N 1432-ПП.

Решение Свердловского областного суда от 18.04.2014 по делу N 3-20/2014


Свердловский областной суд в составе:

судьи Соболевой Т.Е.,

с участием прокурора Куриловича И.А.,

при секретаре Г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Общества с ограниченной ответственностью "А" о признании недействующим постановления Правительства Свердловской области от 26 ноября 2013 года N 1432-ПП "Об утверждении границ зон охраны объекта культурного наследия регионального значения "Госпиталь Екатеринбургского завода, где состоялось первое театрализованное представление", расположенного по адресу: <...>, режимов использования земель и градостроительных регламентов в границах данных зон",


установил:

объект культурного наследия регионального значения "Госпиталь Екатеринбургского завода, где состоялось первое театрализованное представление", расположенный по адресу: <...>, находится под государственной охраной на основании решения исполнительного комитета Свердловского областного Совета народных депутатов от 11 января 1980 года N 16 "О взятии под государственную охрану памятников истории и архитектуры Свердловской области".

Правительством Свердловской области 26 ноября 2013 года принято постановление N 1432-ПП "Об утверждении границ зон охраны объекта культурного наследия регионального значения "Госпиталь Екатеринбургского завода, где состоялось первое театрализованное представление", расположенного по адресу: <...>, режимов использования земель и градостроительных регламентов в границах данных зон" (далее - постановление Правительства Свердловской области от 26 ноября 2013 года N 1432-ПП), которое опубликовано в официальном средстве массовой информации "Областной газете" от 04 декабря 2013 года N 593-594.

Заявитель Общество с ограниченной ответственностью "А" (далее - ООО "А") обратилось в Свердловский областной суд с заявлением о признании недействующим постановления Правительства Свердловской области от 26 ноября 2013 года N 1432-ПП в части: определения границ охранной зоны объекта культурного наследия (абзацы 2, 3, 5 главы 3); установления запрета на реконструкцию магазина-павильона "Цветы" (абзац 17 главы 3); определения границ зоны регулирования застройки и хозяйственной деятельности объекта культурного наследия (абзацы 2 - 12 главы 4). В процессе рассмотрения дела заявителем были изменены заявленные требования на признание недействующим полностью постановления Правительства Свердловской области от 26 ноября 2013 года N 1432-ПП.

В обоснование заявления заявитель указал, что является собственником магазина-павильона "Цветы" (отдельно стоящее строение с пристроем, торгового назначения, площадью 360,4 кв. м), расположенного по адресу: <...> "з", и владеет на праве аренды двумя земельными участками, расположенными по указанному адресу, площадью 377 кв. м, расположенным под зданием магазина-павильона "Цветы", и прилегающим земельным участком, площадью 2073 кв. м. 13 сентября 2013 года ООО "А" было получено разрешение, выданное Администрацией города Екатеринбурга, на строительство здания общественного питания (взамен существующего) и административного здания переменной этажности с подземным паркингом, соединенных между собой переходом в уровне второго этажа, расположенного по адресу: <...> "з", на указанных земельных участках, которые попали в охранную зону и зону регулирования застройки и хозяйственной деятельности объекта культурного наследия регионального значения "Госпиталь Екатеринбургского завода, где состоялось первое театрализованное представление". Постановлением Правительства Свердловской области от 26 ноября 2013 года N 1432-ПП установлен запрет на осуществление реконструкции магазина-павильона "Цветы", который находится в неудовлетворительном техническом состоянии и требует реконструкции, что противоречит пункту 10 Постановления Правительства Российской Федерации от 26 апреля 2008 года N 315 "Об утверждении Положения о зонах охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации" и акту государственной историко-культурной экспертизы от 03 октября 2013 года, на основании заключения которой было принято оспариваемое постановление. Акт экспертизы не соответствует требованиям, установленным Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июля 2009 года N 569 "Об утверждении Положения о государственной историко-культурной экспертизе". Оспариваемое постановление ограничивает права ООО "А", в том числе на реализацию проекта строительства, влечет причинение значительных убытков, связанных с проектированием, участием в конкурсе. Мнение заявителя при установлении границ указанных зон не учитывалось, о разработке которых ООО "А" не было поставлено в известность, чем нарушен принцип гласности проведения историко-культурной экспертизы, установленный статьей 29 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации".

Представители Правительства Свердловской области в судебном заседании, возражая против удовлетворения заявления, пояснили, что оспариваемое постановление принято в пределах предоставленных полномочий, с соблюдением процедуры, установленной Федеральным законом от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" и Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 апреля 2008 года N 315 "Об утверждении Положения о зонах охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации". Согласно Правилам землепользования и застройки городского округа - муниципального образования "город Екатеринбург", утвержденным решением Екатеринбургской городской Думы от 13 ноября 2007 года N 68/48, отведенный заявителю под строительство земельный участок относится к территории памятников - земельным участкам, на которых располагаются объекты культурного наследия. Утвержденные зоны охраны накладывают ограничения только на градостроительную деятельность и не лишают заявителя возможности надлежащим образом осуществлять свою деятельность.


Суд, заслушав объяснения представителей сторон, исследовав доказательства по делу, выслушав заключение прокурора, полагавшего частично удовлетворить заявление, находит заявленные требования подлежащими удовлетворению в части по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом "д" части 1 статьи 76 Конституции Российской Федерации охрана памятников истории и культуры находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

В соответствии с частями 2, 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи.

Решение вопросов сохранения, использования и популяризации объектов культурного наследия (памятников истории и культуры), находящихся в собственности субъекта Российской Федерации, государственной охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) регионального значения относится к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации (подпункт 15 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 06 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации").

В соответствии с пунктом 3 статьи 34 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ) границы зон охраны объекта культурного наследия (за исключением границ зон охраны особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации и объектов культурного наследия, включенных в Список всемирного наследия), режимы использования земель и градостроительные регламенты в границах данных зон утверждаются на основании проекта зон охраны объекта культурного наследия в отношении объектов культурного наследия федерального значения - органом государственной власти субъекта Российской Федерации по согласованию с федеральным органом охраны объектов культурного наследия, а в отношении объектов культурного наследия регионального значения и объектов культурного наследия местного (муниципального) значения - в порядке, установленном законами субъектов Российской Федерации.

Подпунктом 10 пункта 7 статьи 7 Закона Свердловской области от 21 июня 2004 года N 12-ОЗ "О государственной охране объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) в Свердловской области" установлено, что Правительство Свердловской области в сфере государственной охраны объектов культурного наследия утверждает в порядке, предусмотренном федеральным законом и законами Свердловской области, границы зон охраны объектов культурного наследия (за исключением границ зон охраны особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации и объектов культурного наследия, включенных в Список всемирного наследия), режимы использования земель и градостроительные регламенты в границах данных зон.

В силу статьи 9 Устава Свердловской области и статьи 1 Областного закона от 04 ноября 1995 года N 31-ОЗ "О Правительстве Свердловской области" Правительство Свердловской области является высшим постоянно действующим исполнительным органом государственной власти Свердловской области.

Анализ приведенных норм свидетельствует о том, что Правительством Свердловской области в соответствии с полномочиями, предоставленными федеральным и областным законодательством, и компетенцией принято оспариваемое постановление от 26 ноября 2013 года N 1432-ПП.

В соответствии со статьей 34 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ в целях обеспечения сохранности объекта культурного наследия в его исторической среде на сопряженной с ним территории устанавливаются зоны охраны объекта культурного наследия: охранная зона, зона регулирования застройки и хозяйственной деятельности, зона охраняемого природного ландшафта.

Необходимый состав зон охраны объекта культурного наследия определяется проектом зон охраны объекта культурного наследия (пункт 1).

Охранная зона - территория, в пределах которой в целях обеспечения сохранности объекта культурного наследия в его историческом ландшафтном окружении устанавливается особый режим использования земель, ограничивающий хозяйственную деятельность и запрещающий строительство, за исключением применения специальных мер, направленных на сохранение и регенерацию историко-градостроительной или природной среды объекта культурного наследия.

Зона регулирования застройки и хозяйственной деятельности - территория, в пределах которой устанавливается режим использования земель, ограничивающий строительство и хозяйственную деятельность, определяются требования к реконструкции существующих зданий и сооружений (пункт 2).

В силу положений пункта 2 статьи 20 Закона Свердловской области от 21 июня 2004 года N 12-ОЗ "О государственной охране объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) в Свердловской области" границы зон охраны объектов культурного наследия областного значения и объектов культурного наследия местного (муниципального) значения, режимы использования земель и градостроительные регламенты в границах данных зон утверждаются Правительством Свердловской области на основании проектов зон охраны объектов культурного наследия по представлению уполномоченного исполнительного органа государственной власти Свердловской области в сфере охраны объектов культурного наследия.

В целях определения соответствия проектов зон охраны объекта культурного наследия, градостроительных регламентов требованиям государственной охраны объекта культурного наследия проводится государственная историко-культурная экспертиза (статья 28 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ).

В судебном заседании было установлено, что постановлением Правительства Свердловской области от 26 ноября 2013 года N 1432-ПП утверждены границы зон охраны объекта культурного наследия регионального значения "Госпиталь Екатеринбургского завода, где состоялось первое театрализованное представление", расположенного по адресу: <...>, которые были определены в соответствии с проектом N, разработанным "Межрегиональной ассоциацией по сохранению культурного наследия" в 2013 году, на предмет соответствия которого требованиям государственной охраны объекта культурного наследия была проведена государственная историко-культурная экспертиза, по результатам которой был составлен акт от 03 октября 2013 года о соответствии проекта требованиям законодательства об охране объектов культурного наследия.

Являются несостоятельными доводы заявителя о несовпадении титула научно-проектной документации, поскольку шифр проекта, указанный в научно-проектной документации и в постановлении Правительства Свердловской области от 26 ноября 2013 года N 1432-ПП, является идентичным. Также полностью совпадают наименование объекта: Памятник истории и культуры по адресу: <...> "Госпиталь Екатеринбургского завода, где состоялось первое театрализованное представление"; и наименование раздела: Охранное зонирование территории, указанные в научно-проектной документации и в акте государственной историко-культурной экспертизы научно-проектной документации, отсутствуют какие-либо расхождения в указанной части и в оспариваемом постановлении Правительства Свердловской области.

Таким образом, постановление Правительства Свердловской области от 26 ноября 2013 года N 1432-ПП принято с соблюдением порядка, установленного статьей 28, пунктом 3 статьи 34 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации", пунктом 2 статьи 20 Закона Свердловской области от 21 июня 2004 года N 12-ОЗ "О государственной охране объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) в Свердловской области".

В судебном заседании было установлено, что ООО "А" является собственником отдельно стоящего строения с пристроем, торгового назначения, площадью 360,4 кв. м (магазина-павильона "Цветы"), расположенного по адресу: <...> "з", и владеет на праве аренды двумя земельными участками по указанному адресу: площадью 377 кв. м, расположенным под зданием магазина-павильона "Цветы", и прилегающим земельным участком, площадью 2073 кв. м.

В соответствии с описанием границ зон охраны, земельные участки, которыми владеет заявитель, и строение, собственником которого является, находятся в границах охранной зоны объекта культурного наследия, в отношении которой установлены особые режимы использования земель и градостроительные регламенты, предусматривающие ряд запретов и ограничений по использованию таких земельных участков и находящихся на них объектов капитального строительства.

Суд не принимает во внимание доводы заявителя о нарушении принципа гласности проведения историко-культурной экспертизы, установленного статьей 29 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ. Принцип гласности проявляется в том, что при проведении историко-культурной экспертизы могут привлекаться для участия в ней общественные и религиозные организации (объединения), учитываться общественное мнение.

При этом нормы Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ и Положения о государственной историко-культурной экспертизе, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июля 2009 года N 569, не предусматривают обязанность личного информирования правообладателей земельных участков, расположенных в границах зон охраны объекта культурного наследия, о проведении государственной историко-культурной экспертизы.

В судебном заседании было установлено, что проект постановления Правительства Свердловской области от 26 ноября 2013 года N 1432-ПП 23 октября 2013 года был размещен для всеобщего сведения в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на официальном сайте Министерства по управлению государственным имуществом Свердловской области, которое в силу постановления Правительства Свердловской области от 13 июля 2012 года N 790-ПП "О функциях и полномочиях исполнительных органов государственной власти Свердловской области" является органом охраны объектов культурного наследия.

В силу положений статей 2, 12 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и защите информации" информационно-телекоммуникационная сеть "Интернет" предназначена для передачи по линиям связи информации (сведений, сообщений, данных), относится к сфере применения информационных технологий, которое предусматривает государственное регулирование.

Заявителем не представлены какие-либо доказательства нарушения принадлежащих ему прав, в том числе реализации права на подачу в уполномоченный орган заявления о назначении повторной экспертизы. Кроме того, какие-либо доказательства оснований для проведения повторной экспертизы заявителем также не представлены. При этом, заявителем неправильно толкуются нормы пунктов 30, 33 Положения о государственной историко-культурной экспертизе, устанавливающие в том числе права органа охраны объектов культурного наследия, которым в данном случае является Министерство по управлению государственным имуществом Свердловской области, а не Правительство Свердловской области, которое по мнению заявителя, должно было выразить несогласие с заключением экспертизы, назначить повторную экспертизу.

Суд находит несостоятельными доводы заявителя о несоответствии акта государственной историко-культурной экспертизы от 03 октября 2013 года требованиям, установленным Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июля 2009 года N 569 "Об утверждении Положения о государственной историко-культурной экспертизе".

Доводы заявителя о наличии трудовых отношений эксперта <...> 6 с заказчиком экспертизы "Межрегиональной ассоциацией по сохранению культурного наследия" не основаны на правовых нормах и представленных доказательствах, поскольку как следует из акта государственной историко-культурной экспертизы эксперт <...> 6, аттестованная приказом Минкультуры РФ от 31.05.2013 N 618, занимает должность начальника отдела земель историко-культурного назначения и охранного зонирования Государственного бюджетного учреждения культуры Свердловской области "Научно-производственный центр по охране и использованию объектов культурного наследия", что не оспаривается сторонами по делу.

Таким образом, эксперт <...> 6 с "Межрегиональной ассоциацией по сохранению культурного наследия" не состоит в трудовых отношениях, которыми в силу статьи 15 Трудового кодекса Российской Федерации являются отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Доказательств обратного заявителем суду не представлено, в том числе фактов, подтверждающих привлечение к проведению экспертизы лиц, заинтересованных в результатах исследований. Как следует из акта, эксперты были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Заключение государственной историко-культурной экспертизы от 03 октября 2013 года оформлено в виде акта, вступившего в законную силу с момента его подписания. Содержание акта (указание на цели и объект экспертизы, перечень документов, представленных для проведения экспертизы, исследовательская часть, констатация установленных сведений и фактов, обоснование выводов экспертизы) свидетельствует о соответствии акта экспертизы требованиям Положения о государственной историко-культурной экспертизе, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июля 2009 года N 569.

Доводы заявителя об отсутствии приложений к акту, указанных в пункте 26 Положения о государственной историко-культурной экспертизе, опровергаются материалами дела, исследованными в судебном заседании. При этом, копии документов и материалов, собранных и полученных при проведении экспертизы прилагаются к экземпляру экспертного заключения не в обязательном порядке, а в случае, если они имеются у экспертов (подпункт "д" пункта 26).

Экспертами учитывались материалы охранного зонирования города Екатеринбурга, выполненные к новому генеральному плану развития города до 2025 г. (согласованы с Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охраны культурного наследия, N от 16.12.2004), Правила землепользования и застройки городского округа - муниципального образования "город Екатеринбург", утвержденные решением Екатеринбургской городской Думы от 13 ноября 2007 года N 68/48, введенные в действие с 01 января 2008 года, границы имеющихся современных землеотводов, что подтверждается графической частью проекта и опровергает доводы заявителя в указанной части.

Согласно статье 49 Правил землепользования и застройки городского округа - муниципального образования "город Екатеринбург", утвержденных решением Екатеринбургской городской Думы от 13 ноября 2007 года N 68/48, земельные участки, правообладателем которых является заявитель, расположены в карте зон действия ограничений по условиям охраны объектов культурного наследия территории муниципального образования "город Екатеринбург", о чем заявитель должен был знать.

Доводы заявителя об историко-градостроительном, историко-культурном и историко-архитектурном аспектах исследований экспертизы не являются основанием для признания недействующим оспариваемого постановления Правительства Свердловской области, поскольку выражают субъективное мнение заявителя, который не является специалистом в сфере охраны объектов культурного наследия и не обладает специальными познаниями в вышеуказанных областях.

При разработке проекта были проанализированы композиционные связи исследуемого объекта и его визуальное восприятие с основных видовых точек, поскольку одной из важнейших характеристик объекта культурного наследия, которую необходимо сохранить, является обеспечение визуального восприятия объекта культурного наследия в его историко-градостроительной и природной среде, в том числе сохранение и восстановление сложившегося в природном ландшафте соотношения открытых и закрытых пространств, что подтверждается схемой фотофиксации.

Ссылки заявителя на документы историко-культурной экспертизы, проведенной в 2006 году в отношении реконструкции объекта культурного наследия, не могут быть приняты во внимание, поскольку они не относятся к охранному зонированию территории объекта культурного наследия, а также не соответствуют положениям статьи 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающей требования к письменным доказательствам по делу, поскольку не представлены подлинники документов или надлежащим образом заверенные копии. Кроме того, у органа охраны объектов культурного наследия указанные документы отсутствуют.

Также судом не могут быть приняты во внимание доводы заявителя о наличии разрешения на строительство от 13 сентября 2013 года на земельных участках, попавших в охранную зону, поскольку граждане и юридические лица осуществляют принадлежащие им права на земельные участки по своему усмотрению, если иное не установлено Земельным кодексом Российской Федерации, федеральными законами (пункт 1 статьи 43 названного Кодекса).

В силу положений статей 42, 56 Земельного кодекса Российской Федерации собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением и принадлежностью к той или иной категории земель и разрешенным использованием способами, соблюдать при использовании земельных участков требования градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.

Вместе с тем положения статьи 34 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ, содержащей понятия каждой зоны охраны объекта культурного наследия, предусматривают ограничения для свободного усмотрения правообладателей при использовании принадлежащих им земельных участков, входящих в одну из зон охраны. Указанные ограничения устанавливаются, в том числе и для соблюдения прав граждан Российской Федерации, которым гарантируется сохранность объектов культурного наследия в интересах настоящего и будущего поколений многонационального народа Российской Федерации (пункт 1 статьи 7 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ).

Также является ошибочным довод заявителя о наличии в заключении экспертизы, прилагаемых к нему документах и материалах недостоверных сведений, оказывающих влияние на вывод экспертизы, поскольку в графической части проекта магазин-павильон "Цветы" окрашен в цвет, соответствующий объектам культурного наследия, которым он не является.

Вместе с тем, как следует из графической части границ зон охраны, магазин-павильон "Цветы" обозначен как объект, играющий роль обогащающего акцента городской застройки, связанный в общегородской традиции с благоприятным устойчивым периодом развития города, на схеме окрашен в иной цвет, отличный от цвета, обозначающего объекты культурного наследия, стоящие на госохране. Указанный вывод подтверждается также схемой фотофиксации, на которой объекты культурного наследия, стоящие на госохране, обозначены розовым цветом, к которым здание магазина-павильона "Цветы", окрашенное коричневым цветом (как иные здания), не относится.

Таким образом, суд приходит к выводу, что отсутствуют основания для признания полностью недействующим постановления Правительства Свердловской области от 26 ноября 2013 года N 1432-ПП.

Вместе с тем, суд приходит к выводу, что абзац 17 главы 3, содержащей описание границ охранной зоны объекта культурного наследия регионального значения "Госпиталь Екатеринбургского завода, где состоялось первое театрализованное представление", в соответствии с которым запрещается реконструкция существующих зданий, в частности магазина-павильона "Цветы", противоречит пункту 10 Положения о зонах охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации", утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 апреля 2008 года N 315 (далее - Положение).

Порядок разработки проектов зон охраны объекта культурного наследия, требования к режиму использования земель и градостроительным регламентам в границах данных зон устанавливаются Правительством Российской Федерации (пункт 4 статьи 34 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ).

Согласно пункту 10 Положения особый режим использования земель и градостроительный регламент в границах охранной зоны устанавливаются с учетом следующих требований: запрещение строительства, за исключением применения специальных мер, направленных на сохранение и восстановление (регенерацию) историко-градостроительной или природной среды объекта культурного наследия (подпункт "а"); ограничение капитального ремонта и реконструкции объектов капитального строительства и их частей, в том числе касающееся их размеров, пропорций и параметров, использования отдельных строительных материалов, применения цветовых решений, особенностей деталей и малых архитектурных форм (подпункт "б").

Таким образом, указанные нормы Положения разграничивают запрещение строительства и ограничение капитального ремонта и реконструкции объектов капитального строительства и их частей, не содержат требований, запрещающих реконструкцию объектов капитального строительства и их частей, а предусматривают ограничение реконструкции, касающееся размеров, пропорций и параметров, использования отдельных строительных материалов, применения цветовых решений, особенностей деталей и малых архитектурных форм.

Заявитель ООО "А" является собственником магазина-павильона "Цветы", в силу положений статьи 210 Гражданского кодекса Российской Федерации несет бремя содержания принадлежащего ему имущества. Согласно представленному заключению N 1529 от 08 февраля 2013 года, составленному обществом с ограниченной ответственностью "Инженерно-внедренческий центр "Технология", фактическое техническое состояние здания, построенного в 1949 году, по результатам выполненного натурного обследования несущих строительных конструкций с учетом расчетной оценки, в соответствии с ГОСТ Р 53778-2010 "Здания и сооружения. Правила обследования и мониторинга технического состояния" оценивается: как аварийное (угрожающее жизни и здоровью людей и сохранности имущества) для конструкций перекрытий над подвалом, конструкций чердачного перекрытия и стропильных конструкций крыши; как ограниченно-работоспособное для наружных кирпичных стен и грунтов основания под подошвой ленточных фундаментов из бетонных блоков пристроя к основному зданию, а также надоконных перемычек из стальных прокорродировавших арматурных стержней и стальных уголков. Для обеспечения механической безопасности существующего здания необходимо выполнить указанные рекомендации в отношении строительных конструкций.

Суд находит необоснованными возражения представителя заинтересованного лица со ссылкой на статью 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации, поскольку в силу пункта 14 указанной статьи реконструкция объектов капитального строительства - изменение параметров объекта капитального строительства, его частей (высоты, количества этажей, площади, объема), в том числе надстройка, перестройка, расширение объекта капитального строительства, а также замена и (или) восстановление несущих строительных конструкций объекта капитального строительства.

Норма подпункта "б" пункта 10 Положения ограничивает реконструкцию объектов капитального строительства и их частей, касающуюся их размеров, пропорций и параметров, использования отдельных строительных материалов, применения цветовых решений, особенностей деталей и малых архитектурных форм, что относится к действиям по изменению параметров объекта капитального строительства, его частей (высоты, количества этажей, площади, объема), в том числе надстройке, перестройке, расширению объекта.

Вместе с тем, ограничения по замене и (или) восстановлению несущих строительных конструкций объекта капитального строительства подпункт "б" пункта 10 Положения не содержит, поэтому предусмотренные законодательством основания для установления запрета на реконструкцию существующих зданий, в частности магазина-павильона "Цветы", у Правительства Свердловской области отсутствовали. Кроме того, отсутствует указанный вывод о запрещении реконструкции и в акте государственной историко-культурной экспертизы от 03 октября 2013 года в разделе "Режим использования земель и градостроительный регламент в границах охранной зоны памятника".

Кроме того, возражения представителя заинтересованного лица в отношении толкования данной нормы и необходимости ее применения с учетом положений статьи 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации приводят к неопределенности содержания указанной нормы, что в силу пункта 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 года N 48 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части" является основанием для признания части оспариваемого акта недействующей. Если оспариваемый акт или его часть вызывает неоднозначное толкование, суд не вправе устранять эту неопределенность путем обязания в решении органа или должностного лица внести в акт изменения или дополнения, поскольку такие действия суда будут являться нарушением компетенции органа или должностного лица, принявших данный нормативный правовой акт.

Таким образом, в указанной части оспариваемое постановление Правительства Свердловской области противоречит законодательству, имеющему большую юридическую силу, и нарушает право собственности заявителя, предусмотренное статьей 209 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд проверяет нормативный правовой акт на предмет его соответствия действующим федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу. Установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

Руководствуясь статьями 194, 198, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд


решил:

заявление Общества с ограниченной ответственностью "А" удовлетворить в части.

Признать недействующим со дня вступления решения суда в законную силу абзац 17 главы 3 границ зон охраны объекта культурного наследия регионального значения "Госпиталь Екатеринбургского завода, где состоялось первое театрализованное представление", расположенного по адресу: <...>, режимов использования земель и градостроительных регламентов в границах данных зон, утвержденных постановлением Правительства Свердловской области от 26 ноября 2013 года N 1432-ПП "Об утверждении границ зон охраны объекта культурного наследия регионального значения "Госпиталь Екатеринбургского завода, где состоялось первое театрализованное представление", расположенного по адресу: <...>, режимов использования земель и градостроительных регламентов в границах данных зон", устанавливающий запрет реконструкции существующих зданий, в частности магазина-павильона "Цветы".

Сообщение о решении суда в указанной части подлежит опубликованию в "Областной газете" в течение 10 дней со дня вступления решения суда в законную силу.

В остальной части отказать в удовлетворении заявления Общества с ограниченной ответственностью "А".

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Верховный Суд Российской Федерации в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме через Свердловский областной суд.


Судья
Т.Е.СОБОЛЕВА