В удовлетворении исковых требований об установлении даты профессионального заболевания отказано правомерно, так как исковые требования направлены на пересмотр вступивших в законную силу решений судов и сводятся к оспариванию обстоятельств, фактов и правоотношений, которые установлены вступившими в законную силу судебными решениями по ранее рассмотренным делам, всем им уже была дана надлежащая оценка.

Апелляционное определение Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики от 20.08.2014 по делу N 33-1324/2014


Судья Тхазаплижева Б.М.


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики в составе:

Председательствующего - Кучукова О.М.,

судей Эфендиева М.А. и Тхагалегова З.Т.,

при секретаре: Б.М.,

с участием: истца Щ. и его представителя Ж. по доверенности от 17.06.2013 г., представителя ГУ-РО ФСС РФ по КБР - У. по доверенности N от 09.01.2014 г., представителя третьего лица ФКУ "ГБ МСЭ по КБР" - А. по доверенности N от 15.01.2014 г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Тхагалегова З.Т. гражданское дело по исковому заявлению Щ. к Государственному учреждению - региональное отделение Фонд социального страхования РФ по КБР об установлении даты профзаболевания,

по апелляционной жалобе Щ. на решение Нальчикского городского суда КБР от 05 июня 2014 года,


установила:

Щ. обратился в суд с иском к Государственному учреждению - региональное отделение Фонд социального страхования РФ по КБР, в котором просил датой установления профессионального заболевания - хронический астматический бронхит считать 09 июля 2001 года.

В обоснование требований указал, что работал с 1976 г. по 2001 г. на руднике "Молибден" Тырныаузского вольфрамомолибденового комбината с 30.09.1999 г. по 04.09.2001 г. взрывником по 5 разряду. Уволен приказом N 384 от 07.09.2001 г. по состоянию здоровья. 06.06.2001 г. протоколом N 62 для подтверждения связи имеющихся у него основных заболеваний с профессиональной деятельностью он был направлен на очную консультацию в Научно-исследовательский институт медицины труда Российской НИИ медицинских наук, где находился с 11.06.2001 г. по 11.07.2001 г. В результате чего его заболевание легких было признано профессиональным. Повторный протокол Центра профпатологии РКБ КБР был датирован 4 сентябрем 2001 года, в справке первоначального установления утраты трудоспособности МСЭ ссылается на выписку - эпикриз истории болезни N 771-01 НИИ медицины труда от 11.07.2001 г. Акт по форме Н-1 о случае профзаболевания датирован 23.07.2001 г. В извещении о хроническом профзаболевании от 11.07.2001 г. в разделе "дата установления окончательного диагноза" указана дата 09.07.2001 г. Бюром Медико-социальной экспертизы КБР на основании проведенного обследования в период с 01 августа 2001 года по 9 сентября 2001 год, он был признан инвалидом 3 группы с утратой 40% профессиональной трудоспособности с переосвидетельствованием 1 сентября 2002 года. Ранее он никогда не обращался в суд с такими требованиями об установлении даты заболевания и такое решение судебными инстанциями не выносилось. Ссылаясь на письмо ФСС РФ от 29.04.2005 г. N 02-18/06-3810 "О направлении обзора по вопросам экспертизы страховых случаев в связи с профессиональным заболеванием" также указал, что в соответствии с Федеральным законом от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" под страховым случаем понимается подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет за собой возникновение обязательств страховщика по осуществлению обеспечения по страхованию. Под фактом повреждения здоровья в виде профессионального заболевания понимается острое или хроническое заболевание застрахованного, являющееся результатом воздействия вредного (вредных) производственного (производственных) фактора (факторов), повлекшее временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности.

Считал, что поскольку сам факт профзаболевания установлен актом по форме Н-1, однако даты установления профзаболевания в нем не содержится "графа 11" осталась не заполненной, а данная дата оспаривается ответчиком, то возникла необходимость в судебном урегулировании данного спора.

В судебном заседании истец Щ. и его представитель Ж. поддержали заявленные требования, просили их удовлетворить.

Представители ответчика У. и О. просили в исковых требованиях отказать, указав, что вступившими в силу решениями судов неоднократно устанавливалось, что датой наступления страхового случая является 04.09.2001 г. и именно этой датой следует считать заявленную истцом дату профессионального заболевания, так как протокол Центра профпатологии, которым было подтверждено профессиональное заболевание датирован этой датой, как и справка МСЭ и именно 04.09.2001 г. истцу была установлена утрата профессиональной трудоспособности.

Представитель третьего лица - Главного бюро МСЭ по КБР, привлеченного к участию в деле по инициативе суда - А. оставила вопрос о дате профессионального заболевания на усмотрение суда, полагая, что датой профессионального заболевания и причинения вреда следует считать дату установления утраты трудоспособности и установления профессионального заболевания Центром профпатологии, т.е. 04.09.2001 г.

Решением Нальчикского городского суда КБР от 05 июня 2014 года в удовлетворении исковых требований Щ. отказано.

Не согласившись с данным решением, Щ. подал апелляционную жалобу, в которой просит отменить решение Нальчикского городского суда КБР от 05.06.2014 г. и вынести новое решение, установив дату установления окончательного диагноза профзаболевания - хронический астматический бронхит - 09.07.2001 г., мотивировав доводами, аналогичными, изложенными в исковом заявлении, также со ссылками на п. 30 Постановления Правительства РФ от 15.12.2000 г. N 967 и п. 5 ст. 15 базового Закона указывает, что не возможно согласиться с судом в той части, что установление даты окончательного диагноза не относится к компетенции суда, в связи с тем что эта категория "не юридическая, а медицинская". При этом следует учитывать, что реквизиты справки МСЭ не были заполнены в точном соответствии с приказом, что послужило дополнительным основанием для Фонда допускать вольное толкование даты установления окончательного диагноза профзаболевания. Обязанность страховщика осуществлять обеспечение по страхованию возникла с 01.08.2001 г., именно с этого времени и были назначены выплаты. Согласно ст. 7 Закона, право застрахованных на обеспечение по страхованию возникает со дня наступления страхового случая. Эта дата не оспаривается.

Кроме того, суд указал, о том, что стороны путают понятия и термины, используемые в Законе, однако, это не так, в действительности ответчики подменяют один термин - другим. В исковом заявлении именно и имели в виду "дату установления окончательного диагноза профзаболевания - хронический астматический бронхит - 09.07.2001 г.". Суд пишет, что имеет значение "дата причинения вреда" о котором он не просит, но такого термина "дата причинения вреда" нет ни в ст. 3, ни в ст. 12 Закона, ни в старой, ни в новой редакции.

В возражении на апелляционную жалобу Государственное учреждение - региональное отделение Фонда социального страхования РФ по КБР, указывая на законность и обоснованность принятого судом решения, просит его оставить без изменения, а апелляционную жалобу Щ. без удовлетворения.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Тхагалегова З.Т., обсудив доводы апелляционной жалобы, поддержанной истцом Щ. и его представителя Ж., выслушав возражения представителем ответчика - У., мнение представителя третьего лица - А., Судебная коллегия находит решение суда подлежащим оставлению без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 330 ч. 1 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Подобных нарушений судом первой инстанции при разрешении дела не допущено, и решение суда соответствует требованиям ст. 195 ГПК РФ.

Разрешая заявленные требования истца, суд первой инстанции, проверив доводы сторон, проанализировав доказательства, дав им правовую оценку, пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований Щ. об установлении даты профессионального заболевания 09 июля 2001 года.

Судебная коллегия соглашается с таким выводом, поскольку судом первой инстанции дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам.

При этом Судебная коллегия полагает необходимым обратить внимание на следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 13 ГПК РФ вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежит неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

В силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Из материалов дела следует, что решением Нальчикского суда КБР от 13.08.2004. в удовлетворении исковых требований Щ. к Государственному учреждению - региональное отделение Фонд социального страхования РФ по КБР о перерасчете выплат и взыскании задолженности отказано за необоснованностью.

Кассационным определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда КБР от 06.10.2004 г. решение Нальчикского городского суда КБР от 13.08.2004 г. оставлено без изменения, а кассационная жалоба представителя Щ. Б.Л. - без удовлетворения. При этом из указанного определения следует, что диагноз профессиональное заболевание Щ. был установлен Центром профпатологии Республиканской клинической больницы КБР 4 сентября 2001 года, а степень утраты им профессиональной трудоспособности впервые была установлена при его обследовании с 1 августа по 9 сентября 2001 года. В связи с чем, в соответствии со ст. 12 Закона для определения среднего заработка Щ. Региональное отделение Фонда социального страхования обоснованно взяло его заработок за период с 1 сентября 2000 года по 31 августа 2001 года.

В настоящее время вышеназванные судебные постановления имеют силу, никем не оспорены и не отменены.

Согласно ч. 2 ст. 209 ГПК РФ после вступления в законную силу решения суда стороны, другие лица, участвующие в деле, их правопреемники не могут оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения.

Таким образом, Судебная коллегия приходит к выводу, что исковые требования Щ. по сути направлены на пересмотр вступивших в законную силу решений судов и сводятся к оспариванию обстоятельств, фактов и правоотношений, которые установлены вступившими в законную силу судебными решениями по ранее рассмотренным делам, всем им уже была дана надлежащая оценка.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия находит, что отказ суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований истца, хотя и по иным основаниям, является правильным.

Апелляционная жалоба со ссылкой на доводы, изложенные в обоснование исковых требований, не содержит оснований к отмене решения, по сути, направлена на выражение несогласия с выводами суда. В жалобе не приведено обстоятельств, которые указывали бы на наличие оснований к отмене решения суда в апелляционном порядке. Нарушений норм материального и процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению дела, судом не допущено.

Учитывая, что в жалобе не приведено доводов, опровергающих выводы суда первой инстанции, обжалуемое решение является законным и обоснованным, оснований для его отмены или изменения, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, Судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда КБР,


определила:

Решение Нальчикского городского суда КБР от 05 июня 2014 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Щ. - без удовлетворения.


Председательствующий
О.М.КУЧУКОВ

Судьи
М.А.ЭФЕНДИЕВ
З.Т.ТХАГАЛЕГОВ