В удовлетворении исковых требований о назначении досрочной трудовой пенсии по старости отказано правомерно, поскольку доказательств, подтверждающих факт работы истца с полной нагрузкой, не представлено.

Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 28.08.2014 по делу N 33-11883/2014


Судья А.В. Карпов


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе:

председательствующего судьи С.А. Телешовой,

судей Л.М. Мусиной, Г.А. Сахиповой,

при секретаре Ш.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Г.А. Сахиповой гражданское дело по апелляционной жалобе С.Р. на решение Чистопольского городского суда Республики Татарстан от 4 июня 2014 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований С.Р. о включении в трудовой стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности периодов работы с 1 сентября 2005 года по 31 мая 2006 года в качестве преподавателя иностранного языка в Профессиональном лицее N 102, с 1 июня 2007 года по 31 августа 2007 года, с 1 июня 2008 года по 31 августа 2008 года в качестве учителя английского языка в Исляйкинской общеобразовательной школе, с 1 июня 2011 года по 31 августа 2011 года, с 1 июня 2012 года по 31 августа 2012 года учителем английского языка в Юлдузской средней общеобразовательной школе отказать.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав объяснения С.Р., представителя Управления Пенсионного фонда Российской Федерации по городу Чистополю, Чистопольскому и Новошешминскому районам Республики Татарстан - Ф., а также представителя Государственного автономного образовательного учреждения среднего профессионального образования "Чистопольский политехнический колледж" - В., Судебная коллегия


установила:

С.Р. обратилась с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по городу Чистополю, Чистопольскому и Новошешминскому районам Республики Татарстан о назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности.

В обоснование требований указывается, что решением ответчика ей было отказано в назначении досрочной трудовой пенсии в связи с отсутствием требуемого стажа. При этом в стаж работы не был включен период ее работы с 1 сентября 2005 года по 31 мая 2006 года в Профессиональном лицее N 102 в качестве преподавателя иностранного языка.

Не соглашаясь с таким решением и увеличив требования, истица просила суд включить в специальный стаж указанный период работы, а также периоды с 1 июня 2007 года по 31 августа 2007 года, с 1 июня 2008 года по 31 августа 2008 года - работы по совместительству учителем английского языка в МОУ "Исляйкинская основная общеобразовательная школа" в общий педагогический стаж, с 1 июня 2011 года по 31 августа 2011 года, с июня 2012 года по 31 августа 2012 года - работы по совместительству учителем английского языка в МОУ "Юлдузская средняя общеобразовательная школа", назначить ей досрочную трудовую пенсию по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности с момента обращения и взыскать судебные расходы.

Представитель ответчика иск не признал.

Представители третьих лица Управления образования и МОУ "Юлдузская средняя общеобразовательная школа" с иском не согласились.

Судом принято решение об отказе в иске.

В апелляционной жалобе истица просит отменить решение суда первой инстанции как незаконное и необоснованное, указав, что фактически ею была выработана полная ставка преподавателя иностранного языка в период с 2005 по 2006 годы. В период с 2006 года по 2013 год она работала по совместительству, однако в ее стаж засчитаны 6 периодов по 9 месяцев путем оформления приказов о приеме и об увольнении, что является нарушением положения о бессрочности трудового договора по совместительству.

В суде апелляционной инстанции истица доводы апелляционной жалобы поддержала, представители ответчика и третьего лица Государственного автономного образовательного учреждения среднего профессионального образования "Чистопольский политехнический колледж" с жалобой не согласились.

Остальные лица, участвующие в деле, будучи извещенными о времени и месте заседания суда апелляционной инстанции и их представители, не явились.

С учетом положений части 3 статьи 167, абзаца второго части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дело рассматривается в их отсутствие.

Исследовав материалы дела, проверив в порядке статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы, Судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно подпункту 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, следующим лицам: лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от их возраста.

В силу пункту 2 статьи 27 данного Закона Списки соответствующих работ, производств, профессии, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи и правила исчисления периодов работы и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством РФ.

Согласно пункту 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьей 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 года N 781, периоды, выполнявшиеся после 01 сентября 2000 года работы в должностях и учреждениях, указанных в Списке, засчитываются в стаж работы при условии выполнения (суммарно по основному и другим местам работы) нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), установленной за ставку заработной платы (должностной оклад), за исключением случаев определенных настоящими Правилами.

Как усматривается из материалов дела, решением ответчика от 28 июня 2013 года С.Р. отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости.

При этом в специальный стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии, не был включен период с 1 сентября 2005 года по 18 мая 2006 года в качестве преподавателя иностранного языка в Профессиональном лицее N 102 по мотиву, что истица работала не на полную ставку, а только на 0,63 ставки.

Поскольку работая преподавателя иностранного языка, С.Р. не вырабатывала ставку рабочего времени, судом верно отказано в удовлетворении заявленных ею требований о включении указанного периода работы в стаж работы по выслуге лет.

В силу пункта 2 статьи 13 Федерального закона N 173-ФЗ от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" при подсчете страхового стажа периоды работы после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом "Об индивидуальном (персонифицированным) учете в системе государственного пенсионного страхования" подтверждаются на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета.

Согласно выписке из индивидуального лицевого света С.Р. в период с 1 сентября 2005 года по 18 мая 2006 года работала в Профессиональном лицее N 102 на 0,63 ставки.

Данные обстоятельства судом первой инстанции были проверены, нашли в ходе судебного разбирательства по делу свое полное подтверждение, каких-либо доказательств в подтверждение работы с полной нагрузкой рабочего времени истицей суду не представлено.

В связи с чем, правовых оснований для удовлетворения ее требований у суда первой инстанции не имелось.

Актом документальной проверки Управления ПФР от 20 июня 2013 года N 23 было установлено, что с 01 сентября 2006 года С.Р. принята на работу учителем по совместительству, с 01 июня 2007 года была уволена; затем с 01 сентября 2007 года она принята учителем на работу, 31 мая 2008 года уволена.

В соответствии с актом документальной проверки Управления ПФР от 20 июня 2013 года N 22 с 1 сентября 2010 года С.Р. принята учителем по совместительству, 31 мая 2011 года уволена; далее с 1 сентября 2011 года принята учителем по совместительству, 31 мая 2012 года уволена.

Таким образом, оспариваемые периоды работы с 1 июня 2007 года по 31 августа 2007 года, с 1 июня 2008 года по 31 августа 2008 года, с 1 июня 2011 года по 31 августа 2011 года, с 1 июня 2012 года по 31 августа 2012 года она трудовую деятельность не осуществляла, в связи с чем, они обоснованно не включены в специальный трудовой стаж истицы.

С учетом изложенного Судебная коллегия находит доводы апелляционной жалобы не обоснованными, поскольку они основаны на неверном толковании норм материального права, выводов суда по делу они не опровергают, поэтому не могут служить основанием для отмены решения суда, постановленного в соответствии с нормами материального и процессуального права.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 199, пунктом 1 статьи 328, статьей 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия


определила:

решение Чистопольского городского суда Республики Татарстан от 4 июня 2014 года по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу С.Р. - без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.