Иск о назначении досрочной трудовой пенсии по старости удовлетворен правомерно, поскольку установлено, что истец на момент обращения в орган Пенсионного фонда РФ с заявлением о назначении трудовой пенсии выработал необходимый стаж лечебной деятельности.

Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 28.08.2014 по делу N 33-11870/2014


Судья В.Р. Шарифуллин


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе:

председательствующего судьи С.А. Телешовой,

судей Л.М. Мусиной, Г.А. Сахиповой,

при секретаре Ш.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Г.А.Сахиповой гражданское дело по апелляционной жалобе Управления Пенсионного фонда России в Московском районе г. Казани на решение Московского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 19 июня 2014 года, которым постановлено:

исковые требования З. к Управлению Пенсионного Фонда в Московском районе г. Казани о защите пенсионных прав, о праве на досрочную трудовую пенсию, об обязании назначить пенсию с даты обращения за ее назначением удовлетворить.

Решение Управления Пенсионного Фонда в Московском районе г. Казани N 377417/13 от 13 декабря 2013 года об отказе З. в назначении пенсии признать не соответствующим закону.

Включить в специальный трудовой стаж З. в связи с осуществлением лечебной деятельности в льготном исчислении за один год работы как за один год и шесть месяцев периоды: с 20 мая 1992 года по 14 октября 1992 года (4 месяца 23 дня) - отпуск по беременности и родам и нахождения на курсах повышения квалификации периоды нахождения на курсах повышении квалификации с 09 января 1991 года по 13 января 1991 года, с 26 января 1991 года по 28 февраля 1991 года, с 09 сентября 1991 года по 28 октября 1991 года, с 06 сентября 1995 года по 26 октября 1995 года, работы старшей медицинской сестрой онкоурологического отделения Казанской городской клинической больницы N 6.

В календарном исчислении в специальный стаж З. включить периоды: с 01 ноября 1999 года по 28 мая 2000 года в должности медицинской сестры функциональной диагностики урологического отделения N 2; с 29 мая 2000 года по 04 октября 2000 года в должности палатной медсестры урологического отделения N 2; с 05 октября 2000 года по 17 октября 2002 года в должности старшей медицинской сестры урологического отделения N 2; с 18 октября 2002 года по 31 декабря 2007 года в должности медицинской сестры палатной урологического отделения N 2 МУЗ "Клиника медицинского университета", в том числе периоды нахождения на курсах повышении квалификации - с 04 сентября 2000 года по 04 октября 2000 года, с 07 сентября 2005 года по 07 октября 2005 года; с 24 марта 2010 года по 25 мая 2010 года, с 08 сентября 2010 года по 08 октября 2010 года.

Признать за З. право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости со дня обращения с заявлением о назначении ей пенсии, то есть на 5 декабря 2013 года.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения З. и ее представителя В., Судебная коллегия


установила:

З. обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного Фонда в Московском районе г. Казани о защите пенсионных прав, о праве на досрочную трудовую пенсию, возложении обязанности назначить пенсию с даты обращения.

В обоснование требований указывается, что решением ответчика в назначении ей досрочной трудовой пенсии отказано в связи с отсутствием требуемого специального 30-летнего стажа по медицинской профессии.

При этом, в специальный стаж не были включены периоды с 20 мая 1992 года по 14 октября 1992 года - отпуск по беременности и родам, период работы в МУЗ "Клиника медицинского университета" с 1 ноября 1999 года по 28 мая 2000 года; с 29 мая 2000 года по 04 октября 2000 года - в качестве палатной медицинской сестры урологического отделения N 2; с 05 октября 2000 года по 17 октября 2002 года - в качестве старшей медицинской сестры урологического отделения N 2; с 18 октября 2002 года по 31 декабря 2007 года - в качестве медицинской сестры палатной урологического отделения N 2; с 04 сентября 2000 года по 04 октября 2000 года; с 07 сентября 2005 года по 07 октября 2005 года - периоды нахождения на курсах повышения квалификации; с 15 октября 1992 года по 30 ноября 1994 года - административный отпуск по уходу за ребенком до трех лет; с 15 февраля 1990 года по 19 февраля 1990 года, с 14 января 1991 года по 25 января 1991 года - период нахождения в административном отпуске за время работы в должности старшей медсестры онкоурологического отделения городской клинической больницы N 6; с 09 января 1991 года по 13 января 1991 года, с 26 января 1991 года по 28 февраля 1991 года, с 9 сентября 1991 года по 28 октября 1991 года, с 06 сентября 1995 года по 26 октября 1995 года; с 24 марта 2010 года по 25 мая 2010 года, с 08 сентября 2010 года по 08 октября 2010 года - периоды нахождения на курсах повышения квалификации за время работы в должности старшей медсестры онкоурологического отделения Городской клинической больницы N 6, палатной медицинской сестры урологического отделения Муниципального учреждения здравоохранения "Клиника медицинского университета"; период работы с 01 октября 2013 года по 02 декабря 2013 года.

Не соглашаясь с указанным решением, истица просила суд признать его незаконным, включить в специальный стаж по лечебной деятельности в льготном исчислении период нахождения в отпуске по беременности и родам, нахождения на курсах повышения квалификации в 1991 - 1995 годах, другие периоды в календарном порядке и обязать ответчика назначить досрочную трудовую пенсию с 05 декабря 2013 года.

Представитель ответчика исковые требования не признал.

Суд постановил решение в приведенной выше формулировке.

В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное. При этом в своей жалобе ответчик ссылается на отсутствие правовых оснований для включения в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии периодов работы с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2007 года в Клинике медицинского университета, поскольку наименование данного учреждения Списком должностей не предусмотрено. Также указывается, что действующим правовым регулированием не предусмотрена возможность зачета в специальный стаж периодов нахождения работника на курсах повышения квалификации, как не связанных с осуществлением лечебной деятельности.

В заседании суда апелляционной инстанции истица и ее представитель с доводами апелляционной жалобы не согласились.

Остальные лица, участвующие в деле, будучи извещенными о времени и месте заседания суда апелляционной инстанции и их представители, не явились.

С учетом положений части 3 статьи 167, абзаца второго части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дело рассматривается в их отсутствие.

Исследовав материалы дела, проверив в порядке статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы и возражений на нее, Судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Закона Российской Федерации "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

Из материалов дела усматривается, что решением ответчика от 13 декабря 2013 года З. было отказано в назначении досрочной трудовой пенсии в связи с лечебной деятельностью из-за отсутствия требуемого стажа, из которого исключены периоды с 20 мая 1992 года по 14 октября 1992 года - отпуск по беременности и родам, период работы в МУЗ "Клиника медицинского университета" с 1 ноября 1999 года по 28 мая 2000 года; с 29 мая 2000 года по 04 октября 2000 года - в качестве палатной медицинской сестры урологического отделения N 2; с 05 октября 2000 года по 17 октября 2002 года - в качестве старшей медицинской сестры урологического отделения N 2; с 18 октября 2002 года по 31 декабря 2007 года - в качестве медицинской сестры палатной урологического отделения N 2; с 04 сентября 2000 года по 04 октября 2000 года; с 07 сентября 2005 года по 07 октября 2005 года - периоды нахождения на курсах повышения квалификации; с 15 октября 1992 года по 30 ноября 1994 года - административный отпуск по уходу за ребенком до трех лет; с 15 февраля 1990 года по 19 февраля 1990 года, с 14 января 1991 года по 25 января 1991 года - период нахождения в административном отпуске за время работы в должности старшей медсестры онкоурологического отделения городской клинической больницы N 6; с 09 января 1991 года по 13 января 1991 года, с 26 января 1991 года по 28 февраля 1991 года, с 9 сентября 1991 года по 28 октября 1991 года, с 06 сентября 1995 года по 26 октября 1995 года; с 24 марта 2010 года по 25 мая 2010 года, с 08 сентября 2010 года по 08 октября 2010 года - периоды нахождения на курсах повышения квалификации за время работы в должности старшей медсестры онкоурологического отделения Городской клинической больницы N 6, палатной медицинской сестры урологического отделения Муниципального учреждения здравоохранения "Клиника медицинского университета"; период работы с 01 октября 2013 года по 02 декабря 2013 года.

Удовлетворяя исковые требования З., суд обоснованно исходил из того, что в периоды работы с 1 ноября 1999 года по 28 мая 2000 года; с 29 мая 2000 года по 04 октября 2000 года - в качестве палатной медицинской сестры урологического отделения N 2; с 05 октября 2000 года по 17 октября 2002 года - в качестве старшей медицинской сестры урологического отделения N 2; с 18 октября 2002 года по 31 декабря 2007 года - в качестве медицинской сестры палатной урологического отделения N 2 в МУЗ "Клиника медицинского университета" истица осуществляла работу, подлежащую зачету в специальный стаж.

Суд апелляционной инстанции считает, что вывод суда первой инстанции соответствует обстоятельствам дела и основан на правильном применении норм материального права.

Согласно разъяснениям, данным в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2005 г. N 25, указано, что по волеизъявлению и в интересах застрахованного лица, претендующего на установление досрочной трудовой пенсии по старости по нормам Федерального закона N 173-ФЗ, периоды работы до 1 января 2002 года могут быть исчислены на основании ранее действовавших нормативных правовых актов. Пунктом 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года N 1066 "Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения и Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения", вступившим в силу с 1 ноября 1999 года, были утверждены Список должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, и Правила исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения.

В соответствии с пунктом 3 Постановления Правительства РФ от 22 сентября 1999 г. N 1066, в выслугу лет, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения засчитываются периоды до 1 ноября 1999 г. согласно списка профессий и должностей, утвержденных Постановлением Совета Министров РСФСР от 06 сентября 1991 г. N 464, а периоды после указанной даты в соответствии с Постановлением N 1066.

Постановлением Совета Министров РСФСР от 06 сентября 1991 г. N 464 было установлено, что право на пенсию за выслугу лет имеют врачи и средний медицинский персонал независимо от наименования должности лечебно-профилактических и санитарно-эпидемиологических учреждений всех форм собственности.

Из Правил, утвержденных Постановлением Правительства РФ N 781 от 29 октября 2002 г. N 781 следует, что в стаж работы засчитывается на общих основаниях в порядке, предусмотренном настоящими Правилами, работа в должностях, указанных в Списке: во врачебных здравпунктах, фельдшерских здравпунктах и фельдшерско-акушерских пунктах, медицинских пунктах, являющихся структурными подразделениями организаций (воинских частей). Наименование должности "медсестра" предусмотрено как действующим, так и всеми ранее действовавшими Списками.

Кроме того, согласно разъяснению, данному в пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2005 года N 25 "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии", в случае несогласия гражданина с отказом пенсионного органа включить в специальный стаж работы, с учетам которого может быть назначена трудовая пенсия по старости ранее достижения возраста установленного статьей 7 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (пункт 1 статьи 27 и подпункты 7 - 13 пункта 1 статьи 28 названного Закона), периода его работы, подлежащего, по мнению истца, зачету в специальный стаж работы, необходимо учитывать, что вопрос о виде (типе) учреждения (организации), тождественности выполняемых истцом функций, условий и характера деятельности тем работам (должностям, профессиям), которые дают право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, должен решаться судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела, установленных в судебном заседании (характера и специфики, условий осуществляемой истцом работы, выполняемых им функциональных обязанностей по занимаемым должностям и профессиям, нагрузки, с учетам целей и задач, а также направлений деятельности учреждений, организаций, в которых он работал и т.п.).

Как следует из справки с места работы, истица с 01 ноября 1999 года работала в должности медицинской сестры перевязочной урологического отделения МУЗ "Клиника медицинского университета".

Как следует из справки Государственного автономного учреждения здравоохранения "Клиника медицинского университета" Министерства здравоохранения Республики Татарстан с 19 сентября 2008 года Коммунальное учреждение здравоохранения "Клиника медицинского университета" переименовано Муниципальное учреждение здравоохранения, далее 6 марта 2012 года - в Государственное бюджетное учреждение здравоохранения "Клиника медицинского университета", затем 22 июня 2012 года - в Государственное автономное учреждение здравоохранения "Клиника медицинского университета". При этом, в связи с изменениями названия учреждения профиль деятельности учреждения не изменился.

Таким образом, суд апелляционной инстанции считает, что суд пришел к верному выводу о том, что спорные периоды работы истицы с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2007 года в должности медицинской сестры палатной урологического отделения N 2 МУЗ "Клиника медицинского университета" подлежат включению в медицинский стаж истицы, так как в оспариваемые периоды истица осуществляла медицинскую деятельность.

Доводы апелляционной жалобы о том, что клиника медицинского университета не является учреждением здравоохранения Российской Федерации, не может служить основанием для отмены решения суда, поскольку данные обстоятельства опровергаются материалами дела.

Правомерно зачтены в лечебный стаж истицы и периоды нахождения ее на курсах повышения квалификации.

На основании пункта 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 года N 516, в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, засчитываются периоды работы, выполняемой постоянно в течение полного рабочего дня, если иное не предусмотрено настоящими Правилами или иными нормативными правовыми актами, при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Более того, в силу специального правового регулирования в сфере здравоохранения повышение квалификации для медицинских работников является необходимым условием осуществления их профессиональной деятельности.

Исходя из статьи 187 Трудового кодекса Российской Федерации, при направлении работодателем работника для повышения квалификации с отрывом от работы за ним сохраняются место работы (должность) и средняя заработная плата по основному месту работы.

Таким образом, периоды нахождения на курсах повышения квалификации являются периодами работы с сохранением средней заработной платы, за которую работодатель должен производить отчисление страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, в связи с чем, как верно отметил суд первой инстанции, они подлежат включению в специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости. При этом период нахождения на курсах повышения квалификации приравнивается к работе, во время исполнения которой работник направлялся на указанные курсы, а потому исчисление стажа в данный период времени следует производить в том же порядке, что и за соответствующую профессиональную деятельность.

Учитывая, что истица на момент обращения в УПФ России в Московском районе г. Казани (то есть на 5 декабря 2013 года) выработала 30-летний стаж лечебной деятельности, суд первой инстанции обоснованно удовлетворил иск и в части требования о назначении ей досрочной трудовой пенсии по старости с даты первоначального обращения за ней - с 5 декабря 2013 года.

Значимые по рассматриваемому спору обстоятельства судом установлены верно, дана надлежащая правовая оценка доводам сторон и представленным ими доказательствам, сам иск разрешен на основе правильного применения к спорным отношениям сторон норм материального права и в отсутствие процессуальных нарушений. По доводам апелляционной жалобы оснований для отмены решения суда не имеется.

Разрешая спор, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую правовую оценку и постановил законное и обоснованное решение. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела. Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

Таким образом, предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 199, пунктом 1 статьи 328, статьей 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия


определила:

решение Московского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 19 июня 2014 года по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу Управления Пенсионного фонда России в Московском районе г. Казани - без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.