Иск о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, удовлетворен правомерно, поскольку при определении размера компенсации учтены степень физических и нравственных страданий заявителя, причиненный вред его здоровью, длительность лечения, фактические обстоятельства дорожно-транспортного происшествия.

Апелляционное определение Иркутского областного суда от 27.08.2014 по делу N 33-7007/14


Судья: Кравчук И.Н.

Судья-докладчик: Астафьева О.Ю.


Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего Гуревской Л.С.,

судей Кравченко Е.Г., Астафьевой О.Ю.,

при секретаре К.Т.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску С.М., С.А. к Л., У., индивидуальному предпринимателю О., Открытому акционерному обществу "Страховая акционерная компания "Э.", Обществу с ограниченной ответственностью "Страховая компания "А." о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, взыскании компенсации морального вреда, убытков, судебных расходов,

по иску К.М. к У., Обществу с ограниченной ответственностью "Страховая компания "А.", Л., индивидуальному предпринимателю О., Открытому акционерному обществу "Страховая акционерная компания "Э." о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия,

по апелляционным жалобам С.А., Общества с ограниченной ответственностью "Страховая компания "А.", У.

на решение Падунского районного суда г. Братска Иркутской области от 28 апреля 2014 года,


установила:

В обоснование исковых требований истцы С.М. и С.А. указали, что Дата изъята на мосту плотины Братской ГЭС произошло столкновение автобуса Д., под управлением водителя Л. и автомобиля Т., под управлением водителя У.

Вследствие столкновения автобус был отброшен на полосу встречного движения, где произошло его столкновение с автомобилем Х., под управлением водителя С.А. и автомобилем А., под управлением водителя К.М.

В результате дорожно-транспортного происшествия собственнику автомашины Х. С.М. был причинен материальный ущерб.

Согласно экспертному заключению стоимость восстановительного ремонта автомобиля Х. на дату дорожно-транспортного происшествия с учетом износа составляет (данные изъяты) руб. Согласно отчету его рыночная стоимость в неповрежденном состоянии для определения стоимости ремонта составляет (данные изъяты) руб.

В результате дорожно-транспортного происшествия водителю автомобиля Х. С.А. были причинены телесные повреждения, относящиеся к причинившим тяжкий вред здоровью.

Обоим истцам в результате дорожно-транспортного происшествия были причинены физические и нравственные страдания от испытанного страха, переживаний и полученных в дорожно-транспортном происшествии травм и физической боли.

С.М. просила суд:

- взыскать солидарно с У. и Л. в свою пользу денежные средства в счет возмещения материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, - (данные изъяты) руб.; расходы на оплату услуг по составлению экспертного заключения - (данные изъяты) руб., расходы на оплату услуг по составлению отчета - (данные изъяты) руб.;

- взыскать с У. в свою пользу расходы на отправку телеграммы в сумме (данные изъяты) коп.;

- взыскать с Л. в свою пользу расходы на отправку телеграммы в сумме (данные изъяты) коп.;

- взыскать солидарно с У. и Л. в свою пользу расходы на эвакуацию автомобиля - (данные изъяты) руб.; компенсацию морального вреда - (данные изъяты) руб.; расходы на оплату услуг представителя - (данные изъяты) руб.; расходы на оформление доверенности - (данные изъяты) руб., сумму уплаченной государственной пошлины - (данные изъяты) коп.

С.А. просил суд взыскать солидарно с У. и Л. в свою пользу компенсацию морального вреда - (данные изъяты) руб.

К.М. обратился в суд с иском к У., Л., Обществу с ограниченной ответственностью "Страховая компания "А.", Открытому акционерному обществу "Страховая акционерная компания "Э.", в обоснование которого указал, что Дата изъята на мосту плотины Братской ГЭС произошло столкновение автобуса Д., под управлением водителя Л., и автомобиля Т., под управлением водителя У.

Вследствие этого автобус был отброшен на полосу встречного движения, где произошло столкновение автобуса с автомобилем Х., под управлением водителя С.А., и автомобилем А, под его управлением.

Являясь одновременно очевидцем дорожно-транспортного происшествия и потерпевшим, считает, что виновата в данном происшествии водитель У., которая в нарушении Правил дорожного движения превысила установленный на данном участке дороги скоростной режим, пересекла сплошную линию разметки, выехала на встречную полосу движения и допустила столкновение с автобусом.

В результате дорожно-транспортного происшествия его автомобилю причинены повреждения, а ему, как собственнику, причинен материальный ущерб.

Согласно отчету стоимость восстановительного ремонта автомобиля А. на дату дорожно-транспортного происшествия с учетом износа составляет (данные изъяты) коп.

К.М. просил взыскать солидарно с ответчиков в его пользу денежные средства в счет возмещения ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, в размере (данные изъяты) коп.; расходы по оплате услуг по составлению отчета - (данные изъяты) руб.; расходы по оплате услуг по составлению искового заявления - (данные изъяты) руб.; расходы по уплате государственной пошлины - (данные изъяты) коп.

Определением Падунского районного суда г. Братска Иркутской области от 27 декабря 2013 года исковые требования С.М. о взыскании компенсации морального вреда выделены в отдельное производство.

Решением Падунского районного суда г. Братска Иркутской области от 28 апреля 2014 года исковые требования удовлетворены частично.

В пользу С.М. с Общества с ограниченной ответственностью "Страховая компания "А." взыскано (данные изъяты) коп., из них: в счет возмещения ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, в размере (данные изъяты) руб., расходы на оформление доверенности - (данные изъяты) руб., расходы на оплату услуг по составлению экспертного заключения - (данные изъяты) руб., расходы на оплату услуг по составлению отчета - (данные изъяты) руб., расходы на оплату услуг представителя - (данные изъяты) руб., расходы по оплате государственной пошлины - (данные изъяты).

В пользу С.М. с У. взыскано (данные изъяты) коп., из них: в счет возмещения ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия - (данные изъяты) руб., расходы на оплату услуг по составлению экспертного заключения - (данные изъяты) руб., расходы на оплату услуг по составлению отчета - (данные изъяты) руб., расходы на эвакуацию автомобиля - (данные изъяты) руб., расходы на оплату услуг представителя - (данные изъяты) руб., расходы на оформление нотариально удостоверенной доверенности - (данные изъяты) руб., расходы по оплате государственной пошлины - (данные изъяты) коп.

Исковые требования К.М. удовлетворены.

В его пользу с ООО "Страховая компания "А." взыскано (данные изъяты) коп., из них: денежные средства в счет возмещения ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия - (данные изъяты) коп., расходы на оплату услуг по составлению отчета - (данные изъяты) руб., расходы на оплату услуг по составлению искового заявления - (данные изъяты) руб., расходы по оплате государственной пошлины - (данные изъяты) руб.

В пользу С.А. с У. взыскана компенсация морального вреда в размере (данные изъяты) руб.

Суд взыскал с Общества с ограниченной ответственностью "Страховая компания "А." в пользу Федерального бюджетного учреждения Иркутская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации стоимость проведенной повторной судебной авто-технической экспертизы в размере (данные изъяты) коп.

С У. в пользу Федерального бюджетного учреждения Иркутская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации взыскана стоимость проведенной повторной судебной авто-технической экспертизы в размере (данные изъяты) коп.

В апелляционной жалобе С.А. просит отменить решение суда в части взыскания с У. в его пользу компенсации морального вреда в размере 150000 рублей. Считает, что суд неправильно оценил причиненные ему дорожно-транспортным происшествием страдания. Взысканный размер компенсации является неразумным и оскорбительным для него.

Представитель Общества с ограниченной ответственностью "Страховая компания "А." по доверенности И. в апелляционной жалобе просит отменить решение суда, принять новое, которым возложить ответственность на ИП О. и Общество с ограниченной ответственностью "Страховая акционерная компания "Э.". Полагает неправильным оценку суда об обстоятельствах дела, неправильным определение судом фактических обстоятельств дела и виновного лица в произошедшем дорожно-транспортном происшествии.

Между столкновением автобуса под управлением Л. и автомобилем У., и последующим столкновением автобуса с автомобилями истцов имеется значительное расстояние, что указывает на два самостоятельных дорожно-транспортных происшествия, каждое со своими причинами и виновными лицами. Во втором дорожно-транспортном происшествии перед истцами виновен только водитель автобуса Л., который в момент дорожно-транспортного происшествия прибегнул к маневру поворота руля вместо необходимого торможения до полной остановки транспортного средства.

Считает неправильным взыскание в пользу истца С.М. судебных расходов с Общества с ограниченной ответственностью "Страховая компания "А.", которые должны быть взысканы пропорционально удовлетворенным требованиям, а в части расходов на проведение повторной экспертизы возложены на С.М.

Кроме того, судом не дана оценка экспертным заключениям, имеющимся в материалах уголовного дела, а сделаны выводы лишь на основании заключения повторной судебной экспертизы, выполненной ФБУ "Иркутская лаборатория судебной экспертизы". Не дал суд оценку и фактам того, что водитель Л. прибегнул к недопустимому маневру, не снизил скорость движения, чем не выполнил Правила дорожного движения.

У. в апелляционной жалобе указала на незаконность и необоснованность судебного решения, просит о его отмене. Ссылается на неправильные выводы суда о ее виновности в дорожно-транспортном происшествии. Указывает на то, что суд необоснованно учел выводы судебного эксперта в заключении о месте столкновения ее автомобиля и автобуса под управлением Л.

Кроме того, суд не учел, что Л. не доказал невозможность избежать столкновения с автомобилями; именно он допустил наезд на автомобиль под управлением С.А. Судом не было учтено экспертное заключение, имеющееся в материалах уголовного дела.

При рассмотрении уголовного дела доводы Л. о неисправности тормозной системы были проверены и опровергнуты результатами экспертизы ЭКЦ ГУ МВД РФ по Иркутской области.

В возражениях на апелляционные жалобы помощник прокурора Падунского района г. Братска Гранина Ю.Ю. указала на законность и обоснованность судебного решения, просила апелляционные жалобы оставить без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Астафьевой О.Ю., объяснения С.А., поддержавшего доводы своей апелляционной жалобы, объяснения С.М., поддержавшей доводы апелляционной жалобы С.А., объяснения представителя Общества с ограниченной ответственностью "Страховая компания "А." по доверенности И., поддержавшего доводы своей апелляционной жалобы и жалобы У., заключение прокурора отдела прокуратуры Иркутской области Мальхановой Е.В., согласной с решением суда, проверив законность и обоснованность принятого решения в пределах доводов апелляционных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Разрешая спор, суд правильно установил характер правоотношений сторон, определил все обстоятельства, имеющие значение для дела, применил нормы материального права, дал надлежащую оценку представленным доказательствам в их совокупности в соответствии с требованиями ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГК РФ) вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу п. 1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Как следует из ст. 931 ГК Российской Федерации по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена. Лицо, риск ответственности которого за причинение вреда застрахован, должно быть названо в договоре страхования. Если это лицо в договоре не названо, считается застрахованным риск ответственности самого страхователя. Договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред (выгодоприобретателей), даже если договор заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственных за причинение вреда, либо в договоре не сказано, в чью пользу он заключен. В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Согласно п. 1 ст. 935 ГК Российской Федерации законом на указанных в нем лиц может быть возложена обязанность страховать: риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц или нарушения договоров с другими лицами.

В соответствии со ст. 1072 ГК Российской Федерации юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

В соответствии со ст. ст. 1, 7, 13 Федерального закона Российской Федерации от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" страховой случай - это наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, влекущее за собой в соответствии с договором обязательного страхования обязанность страховщика осуществить страховую выплату.

Страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет в части возмещения вреда, причиненного имуществу нескольких потерпевших, не более 160 тысяч рублей.

Суд первой инстанции правильно в соответствии со ст. ст. 15, 1064, 1079 ГК РФ определил, что при разрешении вопроса об ответственности за вред, причиненный в результате дорожно-транспортного происшествия, необходимо установить виновника дорожно-транспортного происшествия, определив, действия кого из участников состоят в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями - повреждением имущества, противоправность этих действий и размер ущерба.

Согласно ст. 151 ГК РФ моральный вред (физические и нравственные страдания) подлежит возмещению в случае, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом.

Согласно ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Судом было установлено, что Дата изъята около 8 часов 30 минут на автодороге ж.р. Энергетик - ж.р. Гидростроитель г. Братска в районе 1 км + 500 м произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобилей Т., под управлением водителя У., автомобиля Д., под управлением водителя Л., автомобиля Х., под управлением водителя С.А.

В результате произошедшего столкновения автобус Д. и автомобиль Х. наехали на, принадлежащий К.М., автомобиль А, который в момент дорожно-транспортного происшествия не двигался.

Определением от 13 октября 2011 года было возбуждено дело об административном производстве, назначено проведение административного расследования.

Постановлением ст. следователя СО N 3 СУ УМВД России по г. Братску от 16 ноября 2011 года возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 1 Уголовного кодекса Российской Федерации в отношении У.

Постановлением от 29 июля 2013 года уголовное дело в отношении У. прекращено за недоказанностью ее вины по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. В возбуждении уголовного дела в отношении водителя Л. отказано.

Судом было установлено, что собственником транспортного средства Х., является С.М. Ответственность С.А., управлявшего транспортным средством в момент дорожно-транспортного происшествия, была застрахована в ОАО "М.". Собственником автобуса Д., является О.

Согласно сведениям трудовой книжки Л., управлявший в момент дорожно-транспортного происшествия автобусом Д., был работником ИП О.

Сферой деятельности индивидуального предпринимателя О. являются "внутригородские автомобильные (автобусные) пассажирские перевозки, подчиняющиеся расписанию".

Ответственность владельца транспортного средства Д. О. на дату дорожно-транспортного происшествия была застрахована в Открытом акционерном обществе "Страховая акционерная компания "Э.".

К.М. является собственником автомобиля А. Его ответственность была застрахована в ООО "Р.".

При разрешении вопроса о вине водителей в совершении дорожно-транспортного происшествия, исследуя представленные доказательства в их совокупности, суд достоверно установил, что именно виновные действия водителя автомобиля Тойота Ипсум У., которая в нарушение п. п. 9.1, 10.1, 11.4 Правил дорожного движения Российской Федерации и п. 1.1 Приложения 2 к правилам дорожного движения Российской Федерации выехала на встречную полосу движения, нарушила скоростной режим движения, совершила обгон в запрещенном месте, чем допустила аварийную ситуацию на мосту плотины Братской ГЭС, в результате которой произошло дорожно-транспортное происшествие; ее действия состоят в причинно-следственной связи с произошедшим дорожно-транспортным происшествием и причинением истцам С.М. и К.М. материального ущерба.

Этот вывод суда подтверждается в совокупности схемой дорожно-транспортного происшествия от дата, заключением повторной судебной авто - технической экспертизы от 4 февраля 2014 года, показаниями свидетелей П.Н., П.Е., С.С., Ш. и пояснениями участников процесса: С.М., С.А., К.М., Л.

Так в соответствии с заключением повторной судебной авто - технической экспертизы от 04 февраля 2014 года установлено, что место столкновения автомобиля Т. и автобуса Д. располагалось на полосе проезжей части, предназначенной для движения в сторону п. Гидростроитель. В данной дорожно-транспортной ситуации выезд автомобиля Т. на полосу встречного движения создает опасность для движения водителя автобуса Д. В свою очередь выезд автобуса Д. на встречную полосу движения после столкновения с автомобилем Т. создает опасность для движения водителя автомобиля Х. и для движения водителя автомобиля А. Относительно столкновения автобуса Д. и автомобиля Т., водитель автобуса Д. не имел технической возможности предотвратить столкновение путем снижения скорости движения ТС и его остановки. Относительно столкновения автобуса Д. и автомобиля Х., водитель автомобиля Х. не имел технической возможности предотвратить столкновение путем снижения скорости движения ТС и его остановки.

Относительно столкновения автомобиля А. и автомобиля Х., водитель автомобиля А. не имел технической возможности предотвратить столкновение путем снижения скорости движения ТС и его остановки.

При этом судебная коллегия полагает, что прекращение уголовного дела, возбужденного по данному факту за недоказанностью вины У. не влияет на выводы суда о виновности в произошедшем дорожно-транспортном происшествии. Не могут служить основанием для иных выводов о виновности в дорожно-транспортном происшествии и выводы экспертиз, проводимых ЭКЦ ГУ МВД РФ по Иркутской области в рамках уголовного дела, обоснованно не принятые судом первой инстанции.

Оснований для освобождения ответчика У. от гражданско-правовой ответственности за причиненный истцам ущерб судом не установлено.

Отвечая на доводы ответчиков о нарушении водителем Л. требований Правил дорожного движения Российской Федерации, суд правильно указал на то, что водитель автобуса не имел технической возможности предотвратить столкновение путем снижения скорости движения транспортного средства и причинно-следственной связи между его действиями и наступившими последствиями не имеется.

Судом достоверно установлено, что навстречу автобусу Д. под управлением водителя Л. на середине плотины Братской ГЭС выехал автомобиль Т. под управлением водителя У., в результате произошедшего удара автобус Д. отбросило вправо и ударило о борт бордюрного камня, а сам автобус откинуло в левую сторону, после чего автобус подкинуло вверх, где он наехал на автомобиль Х., под управлением водителя С.А., после чего автобус Д. и автомобиль Х. совершили столкновение с автомобилем А., под управлением водителя К.М.

А потому судебная коллегия находит обоснованными и правильными выводы суда о том, что в действиях водителей Л., С.А. и К.М. отсутствуют нарушения Правил дорожного движения Российской Федерации, следовательно, и нет их вины в дорожно-транспортном происшествии.

При определении размера ущерба суд дал надлежащую оценку отчету об оценке рыночной стоимости автотранспортного средства в неповрежденном виде Х., а также отчету N 30-10-29 об оценке рыночной стоимости восстановительного ремонта и величины ущерба от повреждений транспортного средства А.; и обоснованно положил в основу выводов о размере материального ущерба заключение повторной судебной авто-технической экспертизы от 04.02.2014, согласно которому стоимость восстановительного ремонта Х. на дату дорожно-транспортного происшествия с учетом износа составляла (данные изъяты) руб., автомобиля А. - (данные изъяты) руб.

Указанное заключение эксперта содержит исчерпывающие ответы на поставленные судом вопросы, является определенным и не имеет противоречий, выводы экспертизы аргументированы, обоснованны и достоверны, эксперты предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 Уголовного кодекса Российской Федерации. Оснований сомневаться в компетентности экспертов у суда не имелось, составленное экспертное заключение является объективным, допустимым и достаточным доказательством по делу.

Учитывая, что обязанность по доказыванию иной суммы ущерба лежала на ответчиках, которыми данный отчет не оспорен, доказательств об ином размере ущерба не представлено, суд правильно определил размер материального ущерба, причиненного С.М. и К.М.

Установив, что гражданская ответственность У. застрахована в Обществе с ограниченной ответственностью "Страховая компания "А.", суд правильно взыскал со страховой компании страховую выплату в пользу С.М. и К.М. в пределах лимита ответственности (160000 рублей), а сумму ущерба, превышающую допустимый законом размер страховой выплаты - с У.

Удовлетворяя исковые требования С.А. о компенсации морального вреда, суд исходил из того, что ему причинен вред здоровью деятельностью источника повышенной опасности, причинены физические и нравственные страдания, связанные с полученной травмой, которые должны быть возмещены пострадавшему виновником дорожно-транспортного происшествия на основании ст. ст. 151, 1099 - 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Разрешая вопрос о размере компенсации морального вреда, суд учитывал степень физических и нравственных страданий С.А., принял во внимание причиненный вред его здоровью, длительность лечения и исходил из установленных судом фактических обстоятельств дорожно-транспортного происшествия.

Как видно из материалов дела у С.А. согласно акту медицинского освидетельствования имелись повреждения: тупая сочетанная травма головы, шеи, грудной клетки: обширные рвано-ушибленные раны лица, головы, левой ушной раковины с травматической перфорацией барабанной перепонки, шеи слева, сотрясение головного мозга, краевой перелом нижней челюсти; переломы 7, 8, 9, 10 ребер слева с ушибом легкого, подкожная эмфизема слева, гемопневмоторакс слева. Данное повреждение относится к причинившим тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и могло образоваться в срок давности и при обстоятельствах, указанных в настоящем определении в момент дорожно-транспортного происшествия 13.10.2011. Клинического обоснования и подтверждения диагноза: "Тупая травма живота без повреждения внутренних органов" в представленных на экспертизу медицинских документах нет, поэтому оценке степени тяжести не подлежит.

Согласно заключению эксперта от 28 сентября 2012 года судебно-медицинский эксперт Б. 11.09.2012 произвел судебно-медицинское освидетельствование С.А., при этом обнаружены (данные изъяты).

С.А. находился на лечении с Дата изъята, в хирургическом отделении с Дата изъята, в травматологическом отделении МУЗ городской больницы Номер изъят г. Братска с Дата изъята с диагнозом: (данные изъяты); больничный лист был выдан с Дата изъята.

Принимая во внимание конкретные обстоятельства по делу, учитывая требования разумности и справедливости, характер и тяжесть причиненных С.А. физических и нравственных страданий, индивидуальные особенности потерпевшего С.А., в соответствии со ст. 1101 ГК РФ суд первой инстанции обоснованно определил размер компенсации морального вреда.

Судебная коллегия соглашается с размером взысканной компенсации морального вреда в (данные изъяты) рублей, полагает его определенным судом в соответствии с требованиями ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом характера причиненных ему физических и нравственных страданий, а также требований разумности и справедливости.

Доводы С.А. о необходимости операции и материальных затрат на лечение не влияют на размер компенсации морального вреда, а могут быть заявлены им в общем порядке, предусмотренном Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации.

Разрешая вопрос о возмещении судебных расходов, суд правильно применил ст. ст. 88, 94, 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, и, учитывая частичное удовлетворение исковых требований, установление надлежащих ответчиков по делу, обоснованно взыскал с ответчиков У., Общества с ограниченной ответственностью "Страховая компания "Ангара" расходы на оформление нотариально удостоверенной доверенности, расходы на оплату экспертного заключения, по составлению отчета, оплату услуг представителя, оплату государственной пошлины.

Реальные затраты истцов на оплату указанных услуг подтверждены надлежащими документами. Размер подлежащих возмещению затрат на оплату услуг представителя определен судом соответственно сложности дела, объему фактически понесенных затрат и определенную судом сумму судебная коллегия признает разумной.

При этом, доводы апелляционной жалобы представителя И. о возложении обязанности по уплате повторной судебной экспертизы и на истца С.М. несостоятельны, не учитывают тот факт, что виновным лицом в дорожно-транспортном происшествии была признана У.

Кроме того, расходы по оплате проведения повторной судебной экспертизы при ее назначении были возложены на Общество с ограниченной ответственностью "Страховая компания "А.".

Экспертиза была проведена, однако не оплачена, в связи с чем, эксперт просил разрешить вопрос об оплате проведенной судебной экспертизы.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции, обоснованно и правильно распределил судебные расходы по оплате повторной судебной экспертизы на У. и Общество с ограниченной ответственностью "Страховая компания "А.".

Доводы апелляционных жалоб представителя И. и У. о наличии двух дорожно-транспортных происшествий, неправильном определении виновного лица, необоснованности заключений экспертов и противоречии их заключению ГУ ЭКЦ МВД РФ по Иркутской области, повторяют доводы стороны в рамках разрешения спора при рассмотрении дела в суде первой инстанции и обоснованно были признаны судом необоснованными.

Так суд признал необоснованными доводы о том, что дорожно-транспортное происшествие между автомобилем под управлением У. и автобусом под управлением Л. носит самостоятельный характер и не связано с последующим дорожно-транспортным происшествием между автобусом и автомобилем под управлением С.А., не нашли своего подтверждения и доводы о нарушении правил дорожного движения водителем Л.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу, что спор судом был разрешен правильно, правильно применены нормы материального права, учтены конкретные, достоверно установленные обстоятельства дела, при оценке которых нарушений норм процессуального права допущено не было.

Выводы суда по всем заявленным требованиям мотивированы, в решении приведен анализ норм материального права, регулирующих спорные правоотношения, со ссылками на конкретные нормы, которые применены судом правильно.

Все доводы апелляционной жалобы сводятся к оспариванию вины водителя автомобиля Т. У. в дорожно-транспортном происшествии и по существу направлены на переоценку доказательств об обстоятельствах дела.

При этом тот факт, что эксперт ЭКЦ ГУ МВД РФ по Иркутской области, проводя исследование в рамках уголовного дела, не смог установить экспертным путем координаты места столкновения и сторону дороги, на которой произошло столкновение не опровергает выводов повторной судебной экспертизы и выводов суда, установившего на основе анализа всех собранных по делу доказательств, в том числе и проведенных судебных экспертиз виновные действия водителя автомобиля Т. У., которая в нарушение Правил дорожного движения Российской Федерации выехала на встречную полосу движения, нарушила скоростной режим движения, совершила обгон в запрещенном месте, чем допустила аварийную ситуацию на мосту плотины Братской ГЭС, в результате которой и произошло дорожно-транспортное происшествие.

Нарушений норм процессуального права, которые в соответствии со статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации влекут безусловную отмену судебного акта, судом первой инстанции не допущено.

При таких обстоятельствах, решение суда судебная коллегия признает законным, обоснованным и не находит оснований для его отмены в апелляционном порядке.

Руководствуясь ст. ст. 327.1, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда


определила:

решение Падунского районного суда г. Братска Иркутской области от 28 апреля 2014 года по данному делу оставить без изменения, апелляционные жалобы С.А., Общества с ограниченной ответственностью "Страховая компания "А.", У. - без удовлетворения.


Председательствующий
Л.С.ГУРЕВСКАЯ

Судьи
Е.Г.КРАВЧЕНКО
О.Ю.АСТАФЬЕВА